22:48 

Алхимик

Автор: Kukla66
Рейтинг: NC-17
Жанры: Фэнтези, Фемслэш (юри), Гет, POV, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с несовершеннолетними
Описание: Трудно быть гением среди многочисленных братьев и сестёр, каждый из которых и без того очень сильный маг. Намного труднее, когда ты отвергаешь собственную силу, предпочтя ей алхимию. Однако Стивену МакЛарену всё нравится, и не беда, что родной дед уже лишил наследства, большинство учителей не замечает, кое-кто из школьников считает грушей для битья. Ведь это всё не так важно, перед возможностью делать что нравиться, тем более, что единственный друг всегда на твоей стороне...
ficbook.net/readfic/93404

Глава 11. Предложение.
Трей, пребывая в состоянии крайней степени раздражения, катил тележку к маленькому сарайчику, где хранился весь садовый инвентарь. Его наказание началось с прошлого вечера, когда ему пришлось вымыть все школьные коридоры и классы, так что в спальню Филдинг вернулся почти под утро, естественно, совсем не выспавшись. Раздражение добавляло и то, что Ник, выпущенный от целительницы, не скрывал своей радости от исключения МакЛарена, рассказывая всем и каждому, кто хотел слушать, как он подвергся нападению чудовища, вылезшего из пробирки чокнутого алхимика, и как храбро противостоял ему, насколько мог. От всего этого бреда у брюнета едва уши в трубочку не сворачивались, но он благоразумно молчал, считая, что получил своё сполна. Да, с МакЛареном поступили несправедливо, учитывая, что всю кашу изначально заварил сам Николас. Однако, даже если он и чувствовал малюсенький укор совести за своё молчание, алхимик ему был никем, за исключением цели для издевательств, хотя и это нужно было Филдингу только затем, чтоб на фоне отморозка Трея выглядеть кем-то вроде рыцаря в сияющих доспехах, спасителем слабых и угнетённых. Что был МакЛарен в школе, что его не было – для Трея это абсолютно ничего не меняло. Единственное, что никак не выходило из головы, воспоминание о крылатом чёрном тигре, в холке метра три, не меньше. Это был просто потрясающе сильный дух, от одного вида которого можно было почувствовать его мощь. Дух первого уровня. Как ни странно, но призыв показал колоссальную разницу в их способностях. Они оба были погодками, однако Трею с трудом давался призыв духов даже второго уровня и в тот раз он впервые смог призвать Зираду, из-за страха быть убитым, а до того на уроках никак не получалось сделать это правильно. Подумать только, алхимик, который даже не вёл конспекты, предпочитая спать на уроках, призвал Араанорса так, будто всю жизнь только этим и занимался. Это настолько сильно отличалось от того МакЛарена, которого знал Трей, что даже немного пугало.
Но думать об этом было некогда – дел ещё было по горло, так что мысли об алхимике необходимо было прогнать прочь. Именно это Филдинг и пытался сделать, когда под одним из деревьев заметил маленькую фигурку, не узнать которую просто не смог. Совесть кольнула, однако брюнет настойчиво подавил в себе странное и неприятное чувство, продолжив путь к сараю, решив, что лучше вообще держаться подальше от всей семейки МакЛарен.
- Ты тут не замёрзнешь? – через несколько минут, убрав инвентарь в сарай и возвращаясь в школу, Трей всё же подошёл к девочке, не удосужившейся надеть ничего поверх школьной формы, а ведь на улице начиналась зима.
Кристина лишь слегка вздрогнула, но ничего не ответила, даже не посмотрела, хотя раньше едва на шее у старшеклассника не висла. Не сказать, что Винстона такое изменение не обрадовало, но всё же ему вдруг показалось, что девочка вот-вот заплачет, а этого школьнику совсем не хотелось. Хотя бы потому, что с плачущими девочками никогда не знаешь, как себя вести – любая попытка успокоить обернётся ещё более громкими рыданиями.
- Только не плачь, - не без раздражения произнёс Трей, попытавшись тронуть первоклашку за плечо. И ошибся. В следующую секунду Кристина со всей своей силы ударила его по протянутой руке и, резко поднялась.
- Трус! – закричала она. – Стивен никогда бы ничего подобного не сделал!
И убежала, видимо действительно заревев, оставив старшеклассника, не ожидавшего такой реакции, в полном недоумении.

В отличие от Дилана, спокойно объяснявшего новым друзьям что брата не отчислили, а лишь временно отстранили и вообще эта история одно сплошное недоразумение и вскоре он вернётся, тем более что новоявленная подружка ему в этом очень помогала, Диана никогда не отличалась терпением и любое негативное высказывание о Ставе встречала в штыки. Соседки по комнате стали просто невыносимыми и в последний раз дело даже едва не дошло до драки. Остановило лишь предупреждение классного руководителя, что за подобное поведение девушку отправят вслед за старшим братом, так что приходилось молча терпеть язвительные комментарии.
Достав из-под матраса три аккуратно сложенных листа бумаги, МакЛарен, в который раз перечитала их. Автор, пожелавший остаться неизвестным, в каждом письме советовал не падать духом, убеждал, что вскоре всё наладится, и обидчицы ещё пожалеют о своих словах. Конечно, Диане не хотелось, чтоб её тайный поклонник наделал глупостей и подставился из-за таких куриц, как её соседки, однако было приятно осознавать, что кто-то всё-таки на её стороне.

- А я вам ещё раз повторяю: мы не можем просто так взять и отчислить МакЛарена!
- Но вы так и не назвали конкретных причин, по которым мы должны оставлять этого маленького хулигана в нашем учебном заведении, мистер Бредфорд. Личные симпатии таковыми причинами не являются.
- Какие ещё личные симпатии?! Мы несём ответственность за будущее каждого учащегося. Отчисление может поломать ребёнку всё его будущее.
- Складно говорите. Вот только все знают, что этот гадёныш ходил у вас в любимчиках. Интересно узнать, за какие такие заслуги?
- Довольно, миссис Беррет. Я не потерплю подобных намёков в отношении преподавателей, если, разумеется, у вас нет неопровержимых доказательств.
Ведьма недовольно отвернулась, всем видом демонстрируя степень своей обиженности. Мистер Бредфорд был благодарен директору, что тот урезонил старуху, однако пересмотреть наказание для МакЛарена так никто и не собирался, сколько бы мужчина не пытался доказать, что отчисление ученика с огромным, но скрытым, потенциалом к магии лишь повредит репутации школы. Большинство учителей единогласно утверждали, что алхимикам среди магов делать нечего. Остальные предпочли не принимать ничью сторону. Дело было даже не в кошмарной успеваемости и занятиями алхимией, как таковыми, просто преподавательница зелий стояла на том, что ученик совершил кражу, и ничто не могло её переубедить. А без этого, понимал Найтенен, у мальчишки не останется и малейшего шанса на возвращения.

***

Аластер, закинув ногу на ногу, удобно устроился в кресле библиотеки, листая свежий номер газеты, в котором, впрочем, не было ничего интересного. Первая страница была посвящена прошедшей накануне встрече министров, в очередной раз пытавшихся найти решения наболевших проблем, но, как всегда, не сумевших прийти к компромиссу по ряду вопросов. Основная часть повествовала о жизни светского общества, с его вечными интригами и скандалами, обёрнутыми в красивую упаковку излишне вычурных приёмов и торжеств. Замыкали выпуск экономические сводки, результаты скачек и полезные советы, которые так любили пожилые ведьмы, не знающие, чем ещё себя занять.
- Есть что-то интересное? – чуть с придыханием спросил Майкл, по привычке садясь на зелёную обивку подлокотника, обнимая мужа за шею.
- Как обычно ничего, - фыркнул Сандервайлд, решивший себя развлечь разгадыванием кроссвордов, когда почувствовал, как пальцы мужа игриво спускаются по спине к пояснице.
- Майкл?..
- М-м?
Томный голос и игривый взгляд лучше всяких слов говорили о желаниях шатена, в наглую льнувшего к черноволосому. Тот, лишь секунду помедлив, усмехнулся, подхватив игривый настрой. Никто в здравом уме не отказался бы от предлагаемого лакомства, тем более, что с тех пор как Адам стал бояться засыпать один и мог в любой момент зайти к родителям в спальню, заняться друг другом супругам стало проблематично, мягко говоря.
- Где дети? – спросил Аластер, приникая губами к шее мужчины, нетерпеливо забираясь руками под тонкий домашний свитер, надетый на голое тело.
- Отправились в деревню за булочками, так что у нас есть почти полтора часа, - выдохнул Майкл, с нетерпением ожидавший подобного шанса, спешно расстёгивая ремень на чужих брюках.
- Просто замечательно, - усмехнулся черноволосый, оставляя красный след на ключицах любимого. Губы коснулись груди, играя с сосками, быстро становящимися твёрдыми от нежной ласки. Сандервайлд не собирался быть грубым, тем более что время в полной мере позволяло им насладиться близостью.

Утро не принесло абсолютно никакого морального облегчения. Да, я понимал, что принятое накануне решение было правильным, но от мысли, какой скучной будет теперь жизнь, хотелось волком выть. Заниматься алхимией в доме Сандервайлдов было невозможно, в первую очередь из-за отсутствия нужного оборудования. Ни я, ни тётя Белла не приезжали сюда погостить на такой длительный срок, а значит, и ломать голову над размещением пусть даже самой маленькой лаборатории ни брату, ни его мужу не было смысла. Радовало лишь наличие книг об алхимии, которые дядя Аластер бережно собирал и хранил для своей сестры, периодически пополняя свежими изданиями. Возможно, это было эгоистично с моей стороны после всего произошедшего так и не усвоить урок, однако ничего поделать с собой я не мог, и желание поскорее погрузиться в любимое дело крепло с каждой минутой. Однако до библиотеки я так и не дошёл. За завтраком Адам предложил вместе сбегать в деревню за свежими булочками, что пекли в местной пекарне. Так как делать всё равно было нечего, а библиотека за час никуда бы не делась, я тут же согласился, тем более, что любимые сдобные изделия моего племянника в самом деле были выше всяких похвал. А если вспомнить, что изготавливались они без помощи домашней магии, к которой прибегали повара как в столице, так и в абсолютном большинстве домов волшебников, даже выбора как такового «идти или не идти» для меня не стоял. Интерес ко всему, что могло обходиться без магии, не дал бы просто отсидеться в доме и не посмотреть на технологию своими собственными глазами. Майкл совсем не возражал и мы, наспех одевшись, выбежали на улицу, невольно устроив соревнования в скорости, ботинками то и дело увязая в чавкающих грязевых лужах, с хрустом ломая покрывавшие их корочки прозрачного льда. Не смотря на заморозки – первый признак наступающей зимы, погода была просто замечательной.
До деревни добрались быстро. Ещё быстрее отыскали пекарню, буквально ввалившись внутрь, запыхавшиеся, растрёпанные, но очень даже весёлые. В помещении у прилавка уже собралась очередь из людей, самых обычных, пришедших купить хлеб. И все эти незнакомые люди обернулись при нашем громком появлении, с интересом, а порой и неодобрением, разглядывая двух молодых колдунов. Поспешно извинившись, мы с Адамом встали в конец очереди, разглядывая предлагаемую продукцию. Младший Сандервайлд, перепробовав всё в пекарне, с очень серьёзным видом стал выбирать самое, на его взгляд, вкусное.
- Вот эти булочки очень ничего, а вот у этих внутри повидло. О, посмотри! Они тебе так понравились в прошлый раз!
Мальчик радостно тыкнул пальцем в стекло, за которым, на плетёном блюде лежали круглые булочки, простые, без всяких изысков, но уж больно полюбившиеся мне с первого укуса. Кажется, Адам это понял даже раньше моего, поскольку засунул руку в карман, посчитать хватит ли наших денег ещё и на них. Секунда, и весёлое выражение на его детском лице сменилось растерянным, а затем и вовсе испуганным.
- Я забыл деньги, - прошептал он, кажется, готовый вот-вот заплакать, если не от паники, так от обиды точно. – Что делать?..
- Подожди здесь, я мигом сбегаю за ними, - пообещал я, прикинув, что успею обернуться до того, как очередь вытиснет Адам к прилавку. Выскочив на улицу, я, что было сил, припустил домой, срезав почти треть пути через поле, по которому шёл с дядей Аластером несколько дней назад. Пожалуй, так быстро мне ни разу не доводилось бегать, а перелезать через низенький заборчик, огораживающий пастбища для животных, и вовсе никогда не доводилось.
Денег в прихожей не оказалось, и я судорожно попытался вспомнить, где в последний раз мог их видеть. Помогло это мало, от слова совсем. Не оказалось кошелька племянника и в столовой. Оставалось только искать на дороге, где он мог выпасть во время нашего забега, понял я, но в этот момент царившую в доме тишину потревожил едва различимый звук возни. Брат что-то говорил утром о делах, которыми необходимо заняться им с его мужем, потому и отпустил нас, разрешив погулять подольше, так что в поместье их скорее всего сейчас не было, а Грета убиралась на кухне. Единственным разумным объяснением стало проникновением в дом воров, замысливших поживиться за счёт имущества волшебников. Не долго думая, вернее совсем не думая, я пошёл на звук. С простыми людьми справиться будет совсем просто, если их там не наберётся количеством на маленький военный отряд. Тихо ступая, я подошёл к приоткрытой двери библиотеки, откуда и доносились странные звуки, однако вместо грабителей увидел брата, зачем-то усевшегося на ноги своему мужу. Выглядело это очень странно. Майкл ёрзал и выгибался, будто в припадке цепляясь руками за плечи своего мужа, хрипло постанывая. Да и сам дядя Аластер вцепился пальцами в моего брата так, словно хотел разодрать ему спину. Несколько секунд я смотрел на них, пытаясь понять, что же с ними происходит, пока, опустив взгляд ниже, не увидел… Кхм… Словом, изрядно покрасневший от осознания свидетелем чему являюсь, хотел уйти, но ноги, как назло, словно приросли к полу, не давая сдвинуться с места. О том, как появляются дети, мне было известно давно. В сущности, любой, кто умеет мыслить, почитав книги о размножении животных, поймёт, что человек в этом отношении не далеко ушёл от них. Тем более, Мадлен, с тех пор как вышла замуж, часто навещала нас, будучи беременной. Это воспринималось как должное. Более того, я всегда представлял, что только поэтому люди и заводят семьи, а вот сам процесс как-то не представлялся вообще, оставшись белым пятном в знании, не торопившемся исчезать. И даже если в случае пары из мужчины и женщины секс ещё мог оправдываться желанием завести потомство, то вот такие отношения брата и его мужа я никогда даже не представлял возможным. Хотя бы потому, что сей процесс казался мне очень болезненным, а между двумя мужчинами и вовсе невозможным. Сейчас же перед моими глазами было красноречивое доказательство обратного. Во всяком случае, если бы это действительно не приносило ничего, кроме боли, брат не стал бы с таким рвением насаживаться на дядю Аластера и при этом так стонать.
Забыв даже, что надо дышать, я какое-то время продолжал наблюдать за родственниками, в какой-то момент попытавшись понять, нравится ли мне то, что я вижу, или нет. Как ни странно, по всему выходило, что наблюдать за сексом двух половозрелых самцов не столь волнующее зрелище, как, к примеру, реакция брома на порошок из чешуи саламандры. Не вызвало никаких чувств и представление на месте Майкла девушки. Но вот попробовав представить себя в подобной ситуации, мгновенно вспомнил Ника, испытав ни с чем несравнимое отвращение. Похоже, парни меня не привлекали, да и на девушек внимания, в романтическом плане, никогда не обращал. А ведь когда-то я со всей серьёзностью пытался ухаживать за Беллой Сандервайлд!
Наконец я почувствовал, что снова могу управлять своим телом и поспешил ретироваться как можно незаметней. Не знаю, на сколько нормально такое для пятнадцатилетнего парня подобное, но смутился я от того, что застукал Майкла и дядю Аластера в подобной ситуации, а совсем не из-за самой ситуации. Вспомнилась и ещё одна попавшая когда-то в мои руки книга, одна из тех, чьё содержание было познавательно, но быстро забылось, осевши в глубине памяти. В одной из глав говорилось о разных формах сексуальности, в том числе и об асексуальных людях. По всему выходило, что я – один из них. Это открытие не только не огорчило, но напротив, даже немного порадовало. Так или иначе, я всё равно собирался посвятить жизнь алхимии, и не планировал обзаводиться семьёй.
Погружённый в свои мысли, я вышел из дома и побрёл по дороге, не замечая, куда, собственно направляюсь. Только когда услышал крик Адама, понял, что едва не забрёл в лес.
- Ты куда пропал? – удивился племянник. – И вообще ты так быстро убежал, что я не успел тебе сказать – деньги оказались в другом кармане!
Наверно, выглядел я при этом как настоящий идиот, не сразу поняв о каких деньгах речь.
- Домой?
- А пошли к озеру? Может, там еще остался кто-нибудь, - предложил я, решив дать брату и дяде Аластеру побыть вместе немного подольше. Честно, я даже не представлял, что мы будем гулять почти до вечера, так что, когда я и Адам вернулись домой, на улице начало смеркаться. Уставшие и продрогшие, первым делом мы отправились на кухню за горячим шоколадом. Ну и надо было выложить оставшиеся подмороженные хлебобулочные изделия.
Заглянув в гостиную, в поисках брата или дяди, чтоб сообщить о нашем возвращении, я, к своему изумлению, застал там их обоих, да ещё и в компании мистера Бредфорда, что-то им объяснявшего. Явно, учитель не приехал бы сюда просто ради светской беседы, так что оставалось гадать, не вынесли ли раньше времени решение относительно моего дальнейшего обучения.
- Стивен! Проходи к нам, - учитель, первый обративший внимание на застывшего в дверях меня, улыбнулся, что немного обнадёжило. Не думаю, что при плохих новостях улыбки были бы уместны.
- Добрый день, сэр, - поздоровался я, садясь рядом с братом. В отличие от учителя, и он, и дядя Аластер, выглядели очень серьёзными, наверно даже обеспокоенными.
- Ну так… Как ты здесь?
- Нормально.
- Стивен, скажи, насколько хорошо ты знаешь французский язык?
Чего-чего, а такого вопроса я совсем не ожидал. Как у меня с французским? Неплохо. Конечно, до настоящих французов никак не дотяну, но и говорю и понимаю бегло, без затруднений. Так и сказав. Вообще дедушка и родители постарались с малых лет дать нам по возможности лучшее образование, в которое включалось и изучение иностранных языков, в частности, французского и немецкого. Признаться честно, последний мне давался хуже всех. Даже латынь, с которой пришлось познакомиться в процессе изучения алхимии, училась легче. Собственно это я и сказал учителю без утайки, пока не совсем понимая, для чего он спросил о моих успехах с иностранным языком.
- Вот, посмотри. Думаю, тебе это будет интересно.
Я взял протянутый листок рельефной бумаги, вглядевшись в витиеватый узор по краю и замысловатый шрифт, только со второго раза сумев разобрать слово «Сорбонна». Бумага оказалась брошюрой парижского университета.
- Не так давно один знакомый рассказал мне, что со следующего года в Сорбонне будут преподавать алхимию, в качестве экспериментальной дисциплины на факультете точных наук. Пока это неофициально, так сказать, информация для узкого круга, но слухи быстро распространяются. В отличие от нашей консервативной системы образования, во Франции, в Париже так точно, к алхимии уже несколько лет приглядываются, как к перспективному направлению, способному принести много пользы. В прошлом году профессор Дюбуа основал алхимический кружок, куда могли записаться все желающие. Вероятней всего, именно он будет вести уроки по новой дисциплине.
- Дюбуа? – я даже испугался, что ослышался. – Жером Дюбуа? Тот самый?!
Мистер Бредфорд улыбнулся, а я, до того стоящий, упал в кресло, ибо ноги перестали держать. Сердце часто билось и голова шла кругом от такой новости. Имя мсье Дюбуа часто появлялась в различных статьях и журналах по алхимии, можно даже сказать, что этот человек являлся самым просвещённым из известных алхимиков, кем-то вроде вдохновителя, давшего алхимии, как серьёзной науке, увидеть свет. Одним из главных преимуществ его статей была понятность, с которой он объяснял довольно сложные вещи так, что понять их смог даже маленький ребёнок. Да что там, именно со статей Дюбуа начались мои первые опыты. Собственно для меня этот человек был учителем, вдохновителем и кумиром в одном лице, на которого хотелось во всём ровняться. И от мысли, что он может стать моим преподавателем в университете…
- Подумай, Стивен, ты же сильный маг, раз способен призвать Араанорса, призыв которого ваш класс будет проходить только на последнем году обучения. Полагаю, для тебя школа исчерпала себя как источник знаний уже давно, так зачем терять понапрасну ещё год, если можно сдать экзамены экстерном весной, получить аттестат и поступить в университет? Если решишься, я постараюсь помочь, чем смогу. К тому же есть возможность поступить на бюджет и получать стипендию за хорошие показатели в учебе.
Честно говоря, возможность работать под началом профессора Дюбуа взволновала настолько, что остальные доводы прошли мимо ушей. Да что там! Если бы мне предложили, я б немедленно отправился в путь.
- Но ему только пятнадцать, - возразил Майкл и, честно, мне впервые захотелось его стукнуть. И что, что пятнадцать? Это же ни на что не влияет!
И вы хотите, чтобы он в одиночку отправился в Париж? Обучение будет длиться четыре или пять лет. Я бы не возражал, если бы речь шла о Лондоне или университете в соседнем графстве, но мы говорим о чужой стране, где он никого не знает.
- Ничего со мной не будет!
- Ты даже наш район в Лондоне плохо знаешь, потому что вечно погружён в свои эксперименты и говоришь, что в другой стране справишься в одиночку?
- Но я очень хочу поехать!
- Майкл, я тоже уехал учиться во Францию примерно в его возрасте, - заступился дядя Аластер, и у меня появилась надежда.
- Ты жил у родственников и мог не беспокоиться о бытовых потребностях.
- Я не маленький, справлюсь, - упорствовал я и брат, ещё посомневавшись, сдался.
- Но мы всё равно сперва поговорим с мамой. Если она не разрешит – будешь искать университет поближе к дому, понял?
От радости я даже повис на шее Майкла. Все мысли уже были о Сорбонне и предстоящей учёбе. А родителей как-нибудь уговорю.

***

- Ты что сделал?!
Филдинг не сдерживал своего бешенства, когда, схватив Трея за грудки, с силой вжал того в стену.
- Меня только что вызывали к директору! Какого чёрта ты всё рассказал?!
- Мм.. Кто знает? Может, меня опоили зельем, вызвавшим острый приступ справедливости?
Выражение лица Винстона оставалось безмятежным, но в глазах полыхнули насмешливые огоньки, не оставшиеся незамеченными. Ник ни разу не видел своего подпевалу таким и попытался выяснить причину, заставившую парня пойти против того, чьи родители могли оставить всё семейство Винстонов подыхать от голода.
- Ты что это, сделал это ради того ничтожества?
- Дался он мне, - фыркнул Трей. – Надоело плясать под твою дудку.
С силой оттолкнув блондина от себя, парень направился в столовую.
- Ты об этом пожалеешь!
- Делай что хочешь, - брюнет даже не обернулся, оставляя «приятеля» в одиночестве. Хоть он и понимал, что эта гадюка сделает всё, чтобы отомстить, в кой-то веке Трей чувствовал себя как никогда свободно и счастливо.

Глава 12. Свдьба.
Декабрь начался сразу с нескольких хороших новостей. Во-первых, меня восстановили в школе, разрешив сдать экзамены досрочно, но наказание никто не отменял, так что вернуться на занятия я должен был только после Рождества. Во-вторых, дедушка, узнав о моём преждевременном окончании школы и поступлении, ни много ни мало, в один из лучших университетов мира, на радостях, что внук вернулся на путь истинный, мгновенно дал своё согласие, ещё и предложив вернуться домой. Мама, услышав о Сорбонне, была против моей поездки в другую страну, однако папа, с которым я поделился истинной причиной, почему поступаю именно в это учебное заведение, помог её уговорить. В-третьих, мне написала Диана и рассказала о поступке Трея и о том, что Ник, в наказание до конца семестра должен драить полы в школе без помощи магии. Не сказать, что я сильно злорадствовал по этому поводу, но небольшое удовлетворение от свершившейся справедливости испытал. В-четвёртых, семья начала готовиться к свадьбе Клары и герцога Ротчестера, запланированной на начало января, когда у братьев и сестёр начнутся каникулы.
С Майклом и дядей Аластером я не остался, вернувшись домой сразу, как дедушка разрешил, всё свободное время посвятив повторению школьной программы, необходимой для сдачи экзаменов. Да и мистер Бредфорд намекнул, что некоторые учителя захотят завалить алхимика, так что и дополнительную литературу стоило почитать. Нет, я не волновался ни за свои знания, ни за способности, однако повторение до сих пор никому не мешало. Вместе с подготовкой к свадьбе и рождеству скучать было некогда, а потом приехала Мадлен со своей семьёй, и, когда на каникулы вернулись ещё и братья с сёстрами, в поместье стало тесновато от такого количества народа. Дошло до того, что свою комнату мне пришлось делить с Робертом и Лукасом, впрочем, я не возражал, поставив лишь одно условие – не трогать алхимическое оборудование на столе. На том и порешили. Всё женское население только и делало, что готовилось к предстоящей церемонии бракосочетания, дошивая наряды и украшая часовенку, где должно было пройти венчание. А вот торжество, по желанию жениха, переносилось в его особняк, куда мы должны были отправиться сразу после церемонии. А ещё я понял, почему Майкл отказался появляться в доме раньше назначенного торжества, ибо только таким образом смог избежать участия в помощи с организацией.
Пятого января, едва проснувшись, я бросился к окну, за которым уже начало светлеть. Бело-сребристые облака закрывали небо, зато вниз неспешно летели, кружась, белые хлопья. Все окрестности словно укутало пушистой ватой, сияющей в солнечных лучиках неимоверным количеством бриллиантовых кристалликов. В коридоре уже были слышны возня, топот и гомон, когда в комнату влетела небольшим ураганом Мари.
- Стив, ты уже встал? Роберт, Лукас, а ну живо поднимайтесь! Свадьба через три часа, а вы до сих пор в постели!
- Так ещё полно времени, - пробормотал Лукас, на секунду приоткрыв глаза и вновь закрыв, натянув одеяло до макушки. – Успеем.
- Не наша же свадьба, - буркнул второй брат, не потрудившись даже сделать вид, что просыпается.
- Я сказала: встали и пошли умываться! Через пять минут вернусь и проверю. И чтоб к тому моменту все готовы были! – сбросив с братьев одеяла, рассерженная Мари выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью.
- Всего на три года старше, а воображает из себя невесть что, - продолжая зевать, Роберт кое-как сел на кровати, то и дело встряхивая головой, пытаясь прогнать остатки сна. Честно сказать, я полностью разделял его мнение, однако делать было нечего, так что через минуту мы втроём поплелись умываться. А дальше был тихий ужас из переодевания в парадную одежду, тщательного расчёсывания и спешного завтрака, после чего, все такие нарядные, мы пошли к маленькой церквушке у леса, где нас уже ждали. Уже издали можно было видеть, насколько красивой её сделали для этой свадьбы. С белоснежными стенами, покрытая снегом, она выглядела вырезанной искусным мастером фигуркой из горного хрусталя. Каменную дорожку расчистили, по краям насадив кусты с белыми розами, блестящими от посыпанной на бутоны пыльцы фей. Зал внутри тоже выглядел просто великолепно, утопая в ц красных и белых розах. Дедушка, одетый для проведения обряда, стоял у алтаря и разрабатывал голос, чтоб достойно произнести свою речь. Майкл и дядя Аластер сидели на своих местах, о чём-то перешёптываясь, иногда посмеиваясь, а Адам болтал ногами со скуки. Были тут и подружки невесты, из которых я знал только Анну, то и дело вбегавшие и выбегавшие из зала, чтоб подготовить невесту. Примерно через полчаса приехал сам герцог при всём параде и в сопровождении семьи, радостно поприветствовавших наших родителей. Невольно вспомнилась свадьба старшего брата и как вели себя Сандервайлды. А ведь Майкл и дядя Аластер не устраивали свадебного бала, но тогда так сложились обстоятельства. Дальше думать стало некогда, потому что все засуетились, спеша занять места, заиграла музыка и с первыми нотами Клара направилась к алтарю. В расшитом белым бисером платье она была неотразима, настолько, что даже я на миг забыл обо всём. А сестра встала рядом со своим женихом и дедушка начал обряд. Произнеся заклинания, навек связавшие влюблённых и обменявшись кольцами, Клара и герцог словно оцепенели на несколько секунд. Мама волновалась, что её дочь может потерять сознание, но на этот раз всё обошлось.
Вот честно, я хоть и рад был за сестру, но лучше бы остался дома, чем тратить три часа на дорогу, между прочим далеко не лучшего качества. Однако моего мнения никто не спросил, так что пришлось смириться. Одно хорошо – по приезду нас всех накормили вкуснейшим обедом.
К тому времени, как мы решили изучить ту открытую для осмотра часть особняка, первые гости уже начали собираться. Клара, взявшая на себя роль хозяйки, приветливо встречала их и, кажется, знала каждого гостя в лицо, чему только оставалось удивляться, учитывая, что приглашённые всё прибывали. Ни мне, ни младшим бал не был интересен, так что вместо топтания в холле, мы вышли в сад, где, е смотря на январь, всё цвело как летом. Похоже, герцог Ротчестер и в самом деле решил сделать всё в точности, как хотела сестра, на что указывало колоссальное количество роз. В них просо утопали все изгороди, беседки и арки, цветы были в доме в вазах, красовались на стенах и даже дорожки были посыпаны красными, белыми и розовыми лепестками. Словом, их было настолько много, что аж в глазах рябило.
Свадебный бал – это всегда нечто потрясающее. Каждая девушка мечтает о таком и чтоб он обязательно был идеальным. Со стороны это обычное веселье, где молодожёны танцуют, а гости между поздравлениями веселятся и надаются до отвала, хотя, если верить книгам, в каждом пункте закладываются некоторые символы, по которым можно узнать, какой будет семейная жизнь молодых. Никогда этим не увлекался, так что просто стоял в сторонке всё то время, пока сестра с мужем кружили по залу и без особого интереса разглядывал собравшихся гостей. Как ни странно, помимо нас были и другие школьники. Во всяком случае, я увидел несколько старшеклассниц из школы, по идее ещё не представленных, но уже вызывающих интерес. Девушки выглядели оживлённо, радуясь тому, что смогли досрочно выйти в светское общество, да и просто повеселиться на чужой свадьбе. А для меня всё это было несколько утомительным.
- Ещё одна из этой семейки. Сперва Беккет, затем Сандервайлд, теперь Ротчестер. Сколько ещё благородных семей станут жертвами их манипуляций? Надеюсь, хоть у Олдерна хватит ума не попасть в их ловушки.
Я обернулся на говорившую, коей оказалась довольно крупная дама с необъятными формами и ещё более необъятном платье, стоящая в окружении таких же немолодых матрон, своими колючими взглядами-крючками цепляясь за всех, кто оказывался в зоне видимости. Естественно, слухи – это одно из главных развлечений аристократии, тем более лондонской, даже своеобразный спорт кто про кого больше сплетен сочинит, но вот так поливать грязью семью невесты уже не просто мерзко, а откровенно подло. Сейчас я как никогда разделял взгляды дяди Аластера держаться подальше от больших городов. Не желая портить настроение себе, а тем более провоцировать скандал на таком знаменательном дне, я отошёл подальше от старых сплетниц, едва не натолкнувшись на Ника, лишь по чистой удаче сумев не задеть его и уйти незамеченным. Вот уж кого точно не хотелось бы видеть никогда! Но когда твоя семья имеет в обществе вес – ты вхож практически всюду. Самым лучшим решением стало скрыться подальше от любопытных глаз и подождать до конца вечер. В конце-концов, если моим приспичит со мной связаться, они всегда могут послать вестника.
Вечер как-то незаметно подкрался, постепенно переходя в ночь. На темнеющем небе зажигались звёзды, а яркая луна вот уже как пару часов висела над поредевшими тучами. Холодно в парке не было, благодаря чарам, напротив, настолько удобно, что я даже задремал в беседке, навёрстывая упущенное накануне ночью, очнувшись лишь когда совсем стемнело. Между кустами сновали ищущие уединения парочки, собственно, страстные вздохи одной из таких и разбудили меня, так что я просто побрёл в сторону особняка, надеясь, что некоторые неприятные личности уже разъехались по домам. Задумавшись, я не заметил человека, выходящего из-под арки навстречу и, налетев, непременно бы упал, не успей он схватить за руку и помочь удержать равновесие.
- Стивен?
Вот кого я точно не ожидал встретить, так это мистера Бредфорда, которого не сразу узнал. Никакого привычного свитера, халата и штанов, перепачканных въевшейся краской, аккуратно уложенные волосы, модный бархатный костюм, как он сам бы заявил, цвета тумана над шотландскими озёрами в предрассветный час. Честно, никогда не видел тумана именно над шотландским озером, тем более в предрассветный час, но учителю поверил на слово.
- Добрый вечер. А что…
- Я здесь делаю?
Я только кивнул, отступая на шаг. Мне всегда казалось, что мистер Бредфорд, как и все учителя, происходит из семей с низким социальным статусом и никогда не видел ничего, что противоречило бы этому утверждению. Вот миссис Беррет постоянно хвасталась своим происхождением, подчёркивая, что стала преподавать лишь по личной просьбе директора, иначе ноги бы её в школе не было. А Найтенен лишь весело улыбнулся.
- Делаю одолжение одному знакомому, который не смог прийти. Лучше скажи, что ты здесь делаешь, - мужчина окинул взглядом живые изгороди и дорожки, намекая, какое именно «здесь» имеет ввиду. На это мне нечего было сказать по большому счёту, лишь пожать плечами.
- Такие сборища не для меня.
- Понимаю, - на полном серьёзе кивнул учитель. – Но тебе всё равно придётся бывать на них, вне зависимости от собственных желаний. Статус обязывает. И не только на торжествах своих родственников, но и других семей, с которыми необходимо поддерживать хотя бы нейтральные отношения. Да та же свадьба. Когда-нибудь ты всё равно женишься, а от традиций, предписанных заключению брака, никуда не денешься.
- Сомневаюсь, что когда-нибудь женюсь.
- Неужели ни одна девочка в школе не заинтересовала?
- Нет.
- Парни?
Я внимательно посмотрел на мистера Бредфорда, но в нём сейчас не было серьёзности. Кажется, он пытался создать непринуждённую атмосферу, так что было бы не вежливо не поддержать такое начинание.
- Вы себя имеете ввиду? – в тон ему, спросил я, а он развеселился, слегка хлопнув по плечу.
- Ну уж нет. Я для тебя слишком стар. И потом, если помнишь, мне у тебя ещё экзамен принимать.
- Тем более. Соблазню вас и получу высший балл автоматом. Тем более что вы знаете мой уровень рисования.
Найтенен пытался за приступом кашля скрыть рвущийся смех, да и я тоже хихикнул, представив всю абсурдность собственного утверждения. Между тем, мы всё дальше углублялись в парк, двигаясь вдоль особняка, пока не вышли к двухъярусному фонтану с подсвеченной белым светом водой, в которой, в честь торжества, тоже плавали розовые бутоны. Нет, всё-таки цветов сегодня было слишком много.
- Не хочешь потанцевать, раз уж всё равно собрался меня соблазнить ради оценки? – Мистер Бредфорд заговорщиски подмигнул, услышав доносящуюся из поместья музыку.
- А разве учителю позволительно танцевать со своими учениками? – фыркнул я.
- Сейчас я не твой учитель. Между прочим, меня сегодня ангажировали все находящиеся здесь ученицы и ученики, и даже твои сёстры.
- Все-все? – уточнил я, нахмурившись, вспомнив, кого видел в зале.
- Если ты намекаешь на Филдинга, то нет, ему такой чести у меня нет желания оказывать. Хотя он и сам старался мне на глаза не попадаться, так что не ревнуй.
- Да кто тут ревнует? – недоумённо воскликнул я, взглянув на преподавателя, а тот, улыбаясь, протягивал руку.
- Предупреждаю сразу: танцую плохо.
- Учту, - кивнул мистер Бредфорд, когда моя рука оказалась в его ладони.
- И, чур, я веду.
- Ты так ты, - не стал спорить учитель, меняя позицию. Клара меня как-то учила нескольким простым па, но что в искусстве, что в танце, уроки давались с трудом, принося лишь неудобство и разочарование, но никак не удовольствие. Вот и сейчас, пробуя вальсировать, было ужасно стыдно за собственную деревянность. Вести мужчину, которому едва достаёшь до плеча, и без того трудно, а ещё при этом постоянно наступая на ноги… Кажется, от стыда уши начали дымиться. Дело пошло на лад только тогда, когда Найтенен сам решил вести, так что эта жалкая пародия на танец завершилась благополучно.
- Не так всё плохо, - улыбнулся мистер Бредфорд, когда мы остановились, а я промолчал, не желая подслащать горькую правду. – Надо будет как-нибудь повторить.
- Вам не кажется, что нам пора возвращаться? – заметил, чтоб не фыркнуть на его издевательское заявление. Повторить? Как же! Никто в здравом уме не скажет подобного, только если ради соблюдения этикета или банальной вежливости.
- А ведь верно, - согласился учитель, посмотрев на особняк, из окон которого лился яркий свет. – Будет неудобно, если нас застанут в таком месте наедине.
На самом деле я едва сдержался, чтоб не намекнуть, что застань нас кто танцующими и это выглядело бы ещё более странно. Вместо этого я кивнул, предоставив Найтенену самому искать выход из зелёного лабиринта, так как давно перестал в нём ориентироваться. Мы шли рядом, обсуждая недавнюю статью в алхимическом журнале о влиянии игл химеры на серу, и я думал, что, в общем-то, вечер оказался не таким уж плохим. Один раз кусты зашевелились, и чья-то фигура метнулась в тень, не желая быть узнанной, но больше ничего интересного по пути не произошло, так что я даже успел расслабиться, совсем позабыв о том, кого забывать не стоило.
- Тебя весь вечер не было в зале, - ехидно произнеси за моей спиной, когда я подошёл к столам, надеясь, что там ещё осталось что-то, чем можно унять проснувшийся голод. Ник ехидно улыбался, однако в его голубых глазах ясно читались ненависть и презрение, как тогда в пустом классе.
- Говоришь так, будто исстрадался без моего общества, - отмахнулся я, отходя от этого типа, однако он последовал за мной, ничуть не потеряв своего ехидства.
- Ох уж эти свадебные торжества, предписывающие приглашать родственников. Жаль невеста не подумала, что присутствие алхимика может вызвать кучу пересудов.
- Не твоего ума дело, кто должен и не должен присутствовать на свадьбе моей сестры, - прошипел я, не собираясь терпеть подобные оскорбления, но и намереваясь не привлекать других к нашей перепалке.
- А ты уверен, что можешь позволить себе говорить со мной подобным тоном? – елейно протянул Филдинг, кривя губы в мерзкой ухмылке. – Ученик и учитель, вместе в поздний час гуляющие в саду… Некоторые могут понять это по-своему…
- Это же бред, - пожал я плечами, хотя то, куда клонил блондин, мне совсем не нравилось. На секунду даже отвёл взгляд на мистера Бредфорда, разговаривающего с какой-то дамой преклонного возраста. – Мы встретились случайно, и он помог найти дорогу из лабиринта. На всё про всё ушло несколько минут.
- Это только твои слова и свидетелей, чтоб их подтвердить, нет. Учитель покинул зал около часа назад. Кто знает, может он сразу отправился к тебе. Интересно, если о нашем учителе пойдут всякие нелицеприятные слухи, как долго он сможет оставаться в школе?
- Да ты ещё долее отвратительный тип, чем казалось. Ладно, ты за что-то ненавидишь меня, но что плохого тебе сделал мистер Бредфорд?
- Это ему урок, - Ник подошёл ещё ближе и в силу своего роста, чуть склонился, понижая голос почти до шёпота, чтоб никто посторонний не услышал. – Меня выводит из себя сам факт того, что кто-то может поддерживать такие ничтожества, как ты. Любому нормальному волшебнику ясно, что вашу ересь надо выжигать на корню, а заодно и тех, кто согласен с вашими дикими идеями. Это даже не идеи, а болезнь, подобная безумию. Так что, когда в школе узнают о вашей «связи», его больше никогда не возьмут ни в одно учебное заведение. Отправится обратно на свою конюшню, откуда вылез. И поделом. В другой раз будет думать, чью сторону принимать.
На такте речи, смотря в блестящие нездоровым фанатизмом глаза, я даже не знал, что ещё могу сделать. Ненормально настолько сильно ненавидеть кого-то из-за различий во взглядах. И, что самое неприятное, эта пустая злоба вызывала лишь жалость к Филдингу, такую же, какая появляется бешеному животному, угодившему в капкан. Вроде и зверь не виноват, но сунешься помочь, и тот перегрызёт тебе горло.
- Если так, то вперёд, действуй. Только ничего у тебя не получится, - вздохнув, спокойно начал я, решив, что неплохо бы немного поубавить пыл этого идиота, пока в самом деле дров не наломал.
- И что же заставляет тебя быть таким уверенным, МакЛарен?
- Трудовое законодательство, которое ты, спорю на что угодно, даже в руках не держал. Занятная книжка, если честно. Например, глава четырнадцатая как раз посвящена людям, занятым в сфере образования. В частности там написано, что если на учителя школе падут обвинения в связи с учениками, учитель может подать апелляцию, после чего начнутся долгие проверки, чтоб подтвердить или опровергнуть слухи. В случае если подозрения будут подтверждены, у учителя всё равно остаются два варианта: платить огромный штраф, и пять лет тюрьмы, с запретом заниматься с детьми до конца жизни, либо договориться с родителями пострадавшей ученицы или ученика и заочно провести помолвку. А вот если вину учителя доказать не смогут, займутся поисками того, кто клеветнические слухи распустил. Тюрьма ему грозить не будет, но штраф должен будет выплатить в два раза больше, а так же возместить моральный ущерб пострадавшему учителю и семье ученика, помимо публичного извинения. Всё ещё хрочешь рискнуть?
Ник ничего не сказал, только поджал губы и ушёл, явно не найдя слов для ответа, ругаясь невнятными проклятиями.
- Не такой там большой штраф, на самом деле, - раздалось сбоку, и я мигом обернулся. Не думал, что кто-то услышит. – Всего десять тысяч серебром. Потянет даже дворянин младшего достатка.
- Не скажите. Десять тысяч это пять моих окладов за работу в школе, - вздохнул Найтенен, отвечая маркизу Олдерну, однако оба смотрели на меня, и кажется, потешались.
- Должен же был я его припугнуть, - насупился в ответ. Стало неловко, так как я не знал, как много они слышали.
- Всё правильно сделал, - подмигнул дядя Франц, слегка хлопнув по плечу. – Пошли, защитник. Мы уезжаем.
Этой новости я несказанно обрадовался, воодушевившись скорой перспективой оказаться в родной кровати, попрощался с учителем, а потом с Кларой и её мужем, обещавшими навестить нас весной. К счастью, Николаса я больше не видел, так что все мы спокойно отправились домой. Собственно, в пути я задремал, так что не помню, во сколько точно мы вернулись и когда уехали Майкл с дядей Аластером и Лора, сославшись на срочные дела в Лондоне. А вот Маркус и маркиз Олдерн остались в комнате брата. До конца каникул оставалось дня три. Всего три дня, чтоб успеть морально подготовиться к возвращению в школу и началу самого важного экзамена в жизни.

@темы: Алхимик, Ориджинал, слэш

URL
   

Обитель Куклы

главная