22:40 

Настоящая ведьма

Автор: Kukla66
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Слэш (яой), Фемслэш (юри), Романтика, Юмор, Фэнтези, Мистика, Пародия, Повседневность, Эксперимент, Стёб
Предупреждения: Нецензурная лексика, Гендерная интрига, Секс с несовершеннолетними, Смена пола,.
Кто же мог знать, что пролитое на одежду демона масло положит начало длинной и странной истории? Уж точно не Эпсилон, вынужденный из-за этого притворяться ведьмой, в чём ему очень старается помочь сестра-близнец. Вот только, откуда у парня появились магические силы? И что его связывает с самой могущественной ведьмой, жившей тысячи лет назад?
А между тем начинают появляться первые знаки надвигающейся катастрофы...

Мама
- Агата, - тихо позвала наставницу Милисента, ворочаясь в стогу душистого, но очень уж колючего сена. Усыпанное звёздами небо было чистым, дождя не предвиделось, так что старшей ведьме идея переночевать на свежем воздухе показалась очень удачной.
- Мм? – подала голос тётя, поворачиваясь к девушке. – Чего не засыпаешь?
- Не спиться, - неопределённо повела плечами Мила, тут же заинтересованно блеснув глазами. – А как вы с мамой познакомились?
- А разве я не рассказывала? – искренне удивилась та, но получив отрицательный ответ, устроилась поудобнее. – Ладно, слушай. Нас с Юис вместе свела судьба. Я это сразу поняла, когда увидела её. Между нами даже промелькнула искра.
- Эх, ну почему нельзя хоть раз обойтись без этих сопливых метафор? Мы ведь взрослые люди, - насупилась Мила, на что Агата звонко рассмеялась.
- Нет-нет, это не метафора. На самом деле твоя мама при нашей первой встрече меня лопатой по голове огрела, так что искры из глаз посыпались - не позавидуешь. До сих пор шрам остался. Правда я ей потом за шиворот жука запихнула… Ты бы только слышала этот визг!
На секунду взгляд Агаты застекленел, словно женщина полностью погрузилась в воспоминания, однако вскоре она перевернулась на спину и, смотря в усыпанное звёздами небо, продолжила рассказ:
- Мы с мамой как-то прибыли в одну деревню, жителей которой очень беспокоили набеги гигантских крыс, явно злая ведьма постаралась, вот мама и должна была его снять, а мне следовало помогать ей и набираться опыта. Юис была младшей в самой многодетной семье той деревни, так что, когда вместо платы за избавление от грызунов мама предложила забрать Юис с собой, кажется, её семья не сильно расстроилась. Но это и к лучшему, я думаю. У твоей мамы оказались очень редкие способности, почти исключительные, а останься она с людьми так и не узнала бы о своей силе. Мы росли как сёстры, а когда выросли – поняли, что друг без друга просто не сможем и поженились. Потом Юис захотела иметь детей, чтоб у нас была полноценная семья, нашла мужчину, предками которого являлись ведьмы, и родила. Вот так вот. Честно сказать, я боялась, что узнав мужчину она захочет остаться с ним, но всё обошлось и мы по-прежнему счастливы вместе.
- Банально, - фыркнула Мила, раздавив севшего на шею комара и зарылась поглубже в сено, не забыв пожелать тёте доброй ночи. И всё таки девушка была рада узнать что-то новое о своей маме, которую не видела уже много лет. Сколько себя помнила Милисента, её обучением всегда занималась Агата и тётушки, а мама редко когда покидала свою комнату. Агата объясняла эту замкнутость сильными проблемами со здоровьем, стараясь сделать всё, чтоб девочка не чувствовала себя одинокой, но всё же Миле не хватало именно маминых объятий и потому она очень завидовала Сири и Альвиоле, выросших в настоящих семьях с обоими родителями.

Замок, больше смахивающий на небольшое, огороженное стеной, поместье, стоял на небольшой возвышенности, окружённый со всех сторон лесным массивом, встретил ведьм пустым двором да непривычной тишиной, отчего молодой колдунье стало не по себе. В её воспоминаниях дом всегда был полон веселья и смеха, и оттого тишина казалась неестественной, пугающей, словно предвестница чего-то плохого.
- А где тётушки? – решилась спросить Милисента, когда вошла в холл и даже там не услышала ни единого звука.
- Все разлетелись кто куда, - пожала плесами Агата, откинув за спину упавшие на плечи белоснежные пряди. – Юис в последнее время стало намного лучше и мне уже не так страшно оставлять её одну без присмотра. Но она действительно по тебе соскучилась и очень хотела тебя увидеть.
- Только меня? – робко, будто бы невзначай, поинтересовалась девушка, мгновенно вспомнив брата. Если ей хоть иногда и разрешали заходить к маме, то Эпсилону не позволялось даже этого, сколько бы он не просил. Как-то раз Мила сама решила показать близнецу маму, но тётя Агата поймала их прямо возле комнаты. Наверно, то был единственный раз, когда Агата так накричала на детей, навсегда запретив Эпсилу даже заходить в крыло, где жила мама, заодно взяв с Милисенты слово, что она никогда не попытается устроить их встречу снова. Ни тогда, ни сейчас Мила не понимала смысла странного табу, считая его чересчур жестоким по отношению к брату, объяснявшееся лишь природной нелюбовью тёти к мужчинам всех возрастов.
- Да, только тебя, - кивнула женщина, бодрым шагом направляясь в сторону крыла с жилыми комнатами.
- Аги, ты дома!
Ведьмы разом обернулись, глядя на вышедшую к ним из коридора улыбающуюся женщину, необычайно похожую на Милу, только повзрослевшую. Её длинные золотистые волосы почти доставали до пола, голубая сорочка и домашний халат подчёркивали светлый серо-голубой цвет глаз. На лице появились морщины, но их оттеняла радостная улыбка, сбрасывая лет пять. На секунду женщина замерла, внимательно разглядывая Милисенту, а несколько секунд спустя на лице отразилось узнавание.
- Мила?.. Это правда, ты?
- Мама, - не скрывая радости, девушка крепко обняла мать, только в последний момент заметив в её руках запеленённый сверток, который та бережно прижимала к своей груди.
- Ты так выросла! Стала настоящей красавицей, - восхищалась златовласая ведьма, расцеловав дочь в щёки. – Жаль, что я не смогла участвовать в твоём взрослении. Прости меня, если можешь…
- Мам, ты не виновата. Это всё твоя болезнь, - попыталась заверить её девушка, но по взгляду женщины было трудно определить, получилось у неё это или нет. – А…
Спросить о странном свёртке Миле не дала тётя, неожиданно заявившая, что очень устала с дороги и попыталась увести жену в спальню, но Юис твёрдо заявила, что чувствует себя отлично и хочет всё время, пока Милисента гостит дома, посвятить дочери. Девушка была, что называется, на седьмом небе от счастья, а беловолосой ведьме больше ничего не оставалось, кроме как возиться со свёртком своей любимой, занятой обычными домашними хлопотами.
- Я так рада, что ты вернулась, - улыбка не сходила с лица женщины, готовившей обед вместе с дочерью. – Когда вся семья вместе это так здорово. Тебе надо почаще заглядывать домой, Мила. Сможем, наконец, отправиться в семейный поход, провести несколько полезных обрядов. Как думаешь?
- Юис, я не думаю, что сейчас подходящее время для длительных прогулок за пределы дома, - одёрнула жену Агата, впрочем, голос её прозвучал не так уверенно, как обычно.
- Чушь. Я себя чувствую как никогда прекрасно, а присутствие дорогих придаёт мне сил, - отмахнулась Юис. – И Эпсилон сегодня выглядит счастливее, чем всегда.
- Эпсилон? – переспросила Мила, уверенная, что ей просто послышалось.
- Юис, я не думаю…
- Да, Эпсилон, твой младший братик, - не дав жене возразить, златовласая ведьма взяла у неё свёрток и передала в руки девушке. Милисента робко отодвинула край пелёнки и едва не выронила свёрток. Внутри лежала старая лоскутная кукла с глазами-пуговицами.
- Посмотри, как он рад тебя видеть! Ах, разве может быть что-то очаровательнее этой улыбки?
Девушка беспомощно переводила взгляд с воркующей матери, то на Агату, на лице которой застыло выражение глубокой скорби. В голове мелькало множество вопросов, на которые ей хотелось получить ответы, однако при взгляде на мать, они застревали в горле. Почему-то в этой жуткой кукле с почти оторванным глазом и улыбкой-швом женщина на самом деле видела своего сына. Юис ещё какое-то время была с ними, укачивая на руках куклу, но потом, утомившись, ушла в свою комнату отдыхать, позволив жене проводить себя.
- Что с мамой? – спросила Мила, когда тётя вернулась к ней. – Почему она…
- У Юис помутнение рассудка, - пояснила тётя, присаживаясь в одно из кресел напротив племянницы. – Сейчас её разум постепенно проясняется, но несколько лет назад её страшно было даже из комнаты выпускать. И она всё время звала вас, так что мне ничего не оставалось, кроме как сделать двух кукол для её спокойствия. Постепенно, она смогла принять тебя, и твоя кукла стала больше не нужна. Но с твоим братом так не выйдет.
- Но почему? – воскликнула девушка. – Ты ведь водила меня к ней, так почему не можешь привести Эпсила?
- Потому что это для его же блага! – прикрикнула ведьма, устало приложив ладонь к глазам. – Ты уже взрослая, Мила, так что я могу рассказать тебе , если ты пообещаешь никому не говорить то, что сейчас услышишь, особенно своему брату.
Подумав, девушка кивнула, уж слишком хотелось узнать, что твориться с их семьёй.
- Не думай, что я никогда не пробовала показать вас Юис. Сразу после рождения вас держали в общей детской. С тобой проблем не было, Юис тебя кормила и всё было хорошо. Но стоило ей увидеть твоего брата, как у неё начиналась истерика. Она не то, что кормить, видеть его не могла. Агата замолчала, раздумывая, стоит говорить или нет девушке, как однажды, когда ведьма не досмотрела, её мама вышла из комнаты и, пробравшись в детскую, почти задушила мальчишку. Юис тогда вовремя успели оттащить от колыбели, всё обошлось, но златовласую пришлось запереть, потому что она ещё долгое время пыталась вырваться и довести начатое до конца. В конце концов, решив не шокировать Милисенту ещё больше, женщина на сей раз решила умолчать о том эпизоде.
- Я не знаю, почему так происходит, однако уж лучше пусть Юис всю жизнь играет со своим «сыном», а твой брат никогда её не увидит, чем всё обернётся ещё большим кошмаром, нежели сейчас.

Жемчужный диск луны взошёл над покрытыми густыми лесами холмами, осветив небольшой каменный замок и одинокую фигурку, на большой скорости мчавшуюся к нему по небу. Ведьма с белоснежными волосами приземлилась во дворе, немедленно направившись внутрь родных стен, кутаясь в тёмно-фиолетовый плащ. Пробежав по длинному коридору, по пути перекинувшись приветствием с девочкой-подростком, поднялась на башню, открыв дверь в комнату. Просторная круглая спальня встретила позднюю гостью абсолютной тишиной. Десятки горящих свечей наполняли помещение тёплым светом, играющем в пушистом ковре песчаного цвета и кремовых, в цветочек, занавесках. В кресле у окна сидела одетая в тонкую ночную сорочку женщина и увлечённо читала книгу, не замечая происходящего вокруг неё. Скинув плащ, Агата наклонилась и поцеловала любимую в щёку, попутно полюбовавшись на секундное возмущение Юис, исчезнувшее в тот миг, когда златовласая поняла, кто позволил себе такие вольности.
- Прости, я задержалась, - виновато произнесла Аги, отдав пакет с персиками. – Еле нашла!
Но её уже не слушали. Юис с жадностью неделю сидевшего на вынужденной диете неделю человека набросилась на фрукты, откусывая от мягкой сочной плоти почти половину разом. Только мяв пятый, она немного притормозила, поблагодарив жену.
- Просто не знаю, что и делать. Их так вдруг захотелось, что мочи не было.
- Не извиняйся. Если тебе что-то нужно, только скажи, - заверила беловолосая ведьма, обняв любимую, доверительно положившую голову ей на руки.
- А они сегодня пинались, - вдруг сообщила Юис. – Такие непоседы!
- Это у них от тебя, - фыркнула Агата. – Так что насчёт имён?
- Одну точно назовём Милисентой, в честь твоей прабабушки.
- Тогда вторая должна обязательно носить имя одной из первых ведьм.
- Вторая? Ты так уверена, что будет девочка?
- Разумеется. В этом доме никогда не будет присутствовать мужчина дольше, чем на одну ночь!
- Даже если этого мужчину рожу я, милая?
- Невозможно. У нас будут две девочки и точка.
Златовласая лишь вздохнула и, отведя погрустневший взгляд, погладила живот. Кто-то из малышей, заворочавшись, упёрся ножкой в кожаную стенку.
- Юис?
Заволновавшись, Агата села на колени перед женой, заглядывая той в глаза, пытаясь понять причину, почему любимая раз за разом поднимала вопрос о поле их малышек. И, похоже, сегодня до ведьмы наконец-то дошло.
- Юис, неужели…
- Вероятность очень высока, - пожала плечами женщина. – Но ведь нет ничего плохого в том, что родится мальчик, верно? Он всё равно будет нашим ребёнком и, даже не имея способностей к магии, сможет помогать сестре. Поэтому обещай, что будешь любить его так же, как нашу дочку.
Агата, прикусив нижнюю губу, отвернулась. В ней боролись давняя ненависть ко всем мужчинам и безграничная любовь к своей жене и её будущим детям. Казалось, Юис поставила поистине невыполнимое условие и те негативные чувства, что накапливались в Аги годами, никогда не дадут ей примириться с появлением в семье мальчика, однако, стоило нежным ладоням ведьмы коснуться головы супруги, как что-то надломилось в душе беловолосой. Её любимая всегда так хотела детей, что скорее покинет их дом, чем откажется от мальчишки. Стоило Агате представить это, как стало совсем невыносимо.
- Я ничего не буду обещать, - после длительной паузы произнесла женщина. – Но я постараюсь.
Такие простые слова дались ей с большим трудом, но и этого хватило, чтоб на лице любимой появилась счастливая улыбка.
- Тогда, как его назовём?
- Эта «честь» обязательно должна быть предоставлена мне? – проворчала ведьма, однако, не устояв по просящим взглядом Юис, постаралась припомнить нейтральные имена, чтоб подходило и мальчишке. Ответ пришёл сам собой. - Эпсилон. А что, им и мальчиков и девочек называют.
- Милисента и Эпсилон, - златовласая произнесла имена детей, пробуя их звучание на слух. – Мне нравится.

Семнадцать дней спустя, едва переступив порог дома, Агата, по тому, как суетились тётушки, поняла, что роды начались. Из-за закрытой двери спальни доносились крики Юис, но старая тётя Мирабель, много раз помогавшей роженицам всех окрестных сёл и деревень, выгнала племянницу в коридор, отказавшись пускать ту в дорожной одежде. Первую девочку уже успели обмыть и запеленать, и ждали появления её сестры. Ведьма не помнила, сколько топталась в коридоре, сгорая от бессилия хоть как-то облегчить боль любимой. Кажется, минула не дна вечность, пока в спальне на несколько мгновений не воцарилась тишина, почти сразу же нарушенная детским плачем. Аги неуверенно протянула руку к двери, не зная, можно ли ей уже войти, когда в коридор вышла тётя Мирабель, прибывавшая в крайне мрачном расположении духа.
- Мальчик родился, - буркнула ведьма. – Недобрый знак.
- А…
- Отдыхает, - вздохнула пожилая женщина, поняв племянницу без слов. – Поспит и всё хорошо будет.
У Агаты словно гора с плеч упала, настолько сильным показалось беловолосой накрывшее её облегчение. Наконец-то всё самое страшное было позади т теперь они станут полноценной семьёй, как всегда хотела Юис. Стараясь не шуметь, ведьма зашла в комнату, стараясь не обращать внимания на высокую температуру внутри и стойкий запах крови, смешавшийся с ароматом пряных трав, что должны были помочь новоявленной маме быстрей вернуть силы. Златовласая ведьма, сильно уставшая, ровно дышала во сне, сморенная усталостью. Немного постояв рядом, женщина пошла в другую часть спальни, где тётушки положили уже обмытых младенцев, бросая на новорожденных опасливые взгляды. Близнецы успокоились, прижавшись друг к другу, заплакав даже тогда, когда Агата наклонилась к ним поближе, испытывая самые разные чувства при виде маленьких несуразных человечков. Сработала ли интуиция, но ведьма сразу смогла отличить детей, осторожно погладив Милисенту по маленькой головке. Мальчик, хоть внешне и был точной копией своей сестры, всё равно оставался для Аги посторонним, не смотря на то, что ведьма и пыталась пересилить себя.
- Аги…
Юис, едва приоткрывшая глаза, слабо улыбнулась, различив в полумраке комнаты белоснежные волосы своей жены, а та сразу оказалась рядом, чтоб наклониться и подарить нежный поцелуй в губы.
- Ты молодец, - прошептала Агата, пальцами проводя по влажным от пота волосам супруги. – Детки просто чудесные.
- Я хочу посмотреть, - попросила златовласая, повернув голову в сторону колыбели, где лежали близнецы. Не говоря ни слова, Агата взяла Милу и дала счастливо улыбающейся матери, тотчас обнявшей заворочавшуюся малышку. Но передавать маленького Эпсилона ведьма не спешила, всеми правдами и не правдами оттягивая момент, когда ей придётся взять мальчишку на руки. Только когда Юис попросила показать ей второго близнеца, Агата, постаравшись унять непонятную дрожь в руках, подняла ворох пелёнок, намереваясь немедленно отдать жене и по возможности больше не прикасаться к существу противоположного пола. Однако, стоило маме увидеть своё второе дитя, как вся радость исчезла с её лица, а в глазах застыл неподдельный ужас.
- Нет… Убери это! – закричала Юис, стараясь закрыть дочку руками от неведомой опасности. – Убери!
- Юис, - беловолосая ничего не понимая, так и стояла посреди комнаты с младенцем на руках, глядя на то, как любимая пытается отползти подальше. – Посмотри, Юис, это же твой мальчик, твой Эпсилон…
- Нет! Это не может быть моим ребёнком! – ещё громче закричала Юис, разбудив близнецов, немедленно начавших плакать. – Убей! Аги, убей эту тварь!
Опасаясь за свой рассудок, а ещё больше испугавшись реакции супруги, ведьма выскочила из спальни, крепко прижимая к себе кричащего Эпсила. На шум прибежали тётушки. Потребовалось время, чтоб успокоить и Юис, и новорожденных. Однако тётя Мирабель всё же посоветовала пока не показывать мальчишку матери, опасаясь, что та, как и остальные домочадцы, не была готова к его появлению. Агате ничего не оставалось, кроме как согласиться.

Ничего не получилось. Юис, быстро шедшая на поправку, спокойно играла кормила дочь, но при виде сына, будто становилась помешанной, часами сотрясаясь в истерике даже после того, как Аги уносила Эпса в другую спальню. В конце концов, тётушка Мирабель вообще запретила показывать мальчика златовласой, опасаясь, что у молодой мамы может испортиться молоко.
Агата, оставшись один на один с маленьким Эпсилоном, совершенно не знала, что ей делать и чем ещё помочь, всё время твердя тётушкам, что она не способна заботится о младенцах, тем более если речь о ненавистном ей мальчишке, сама не замечая, как постепенно начала привязываться к нему. Женщина скорее обвинила бы тётушек в безумии, чем признала, насколько часто проводит время во второй детской. И всё же она не досмотрела.
Той ночью разразилась гроза, сверкая молниями прямо перед замком. Агата поднялась с кровати и, накинув халат, поспешила в малую детскую, опасаясь, что Эпсил может испугаться буйства непогоды. Когда вспышка молнии осветила женский силуэт у колыбели, ведьма на миг обрадовалась, что Юис больше не беспокоят припадки и она пришла посмотреть на сына. Всего лишь на краткий миг Агата поверила, что всё у них будет хорошо. А в следующий момент с силой оттаскивала сопротивляющуюся жену, сжимавшую в руках подушечку, которой до того пыталась задушить собственного ребёнка.
- Ты не понимаешь! Я должна это сделать! Я должна убить это чудовище! – кричала Юис, силясь добраться до мальчика, лицо которого показалось Агате посиневшим от нехватки кислорода. Едва вытолкнув супругу в коридор, беловолосая закрыла двери на засов, немедленно бросившись к младенцу, заоравшему секундами ранее. Крепко прижимая мальчика к груди, укачивая, Аги никогда не чувствовала себя более счастливой, чем в тот момент, когда поняла, что Эпсил жив. Медленно приходя в себя после испуга, женина слышала, как в коридоре тётушки уводят сопротивляющуюся златовласку, и пыталась понять, как жить дальше. Стало ясно, что мама не оставит попыток избавиться от резко ставшего ненавистным сына и следовало прежде всего подумать о его безопасности. В ту ночь, когда Эпс уснул, сжимая в кулачке белую прядь агатиных волос, ведьма решила поселить его рядом с кухней и по возможности сделать всё, чтоб мальчишке самому не захотелось называть это место своим домом. Во всяком случае, Аги надеялась, что, когда придёт время Эпсилон с облегчением покинет замок и будет жить спокойно и счастливо, где Юис наверняка не сможет причинить ему вред.

Сидя у постели мирно спящей жены, Агата невольно предалась неприятным размышлениям о судьбе брата Милы. Пожалуй, кому-то причина обращаться с мальчишкой плохо и показалась бы уважительной, вот только эта была лишь половина правды. Вторая половина заключалась в том, что ведьма, как ни старалась, в душе так и не простила ребёнка, из-за которого её любимая обезумела.

Конец путешествия
Израх кипел жизнью, как и положено любому портовому городу, высившемуся над тёмными океанскими водами. Множество кораблей стояло в порту, ожидая часа отплытия. На площадях шумела толпа, вышедшая отметить день основания города. По такому случаю всё дома были украшены разноцветными флажками и гирляндами, отовсюду неслись музыка и звонкий смех, а напитки, что называется, текли рекой. Всем было весело, и даже путники, попавшие на праздник случайно, быстро проникались царящей в городе атмосферой, позволяя себе расслабиться. Впрочем, в каждом правиле есть исключения.
Девушка, сидящая за столиком и неспешно потягивавшая третий по счёту фруктовый коктейль, увлечённо читала книгу, не обращая внимания на всеобщее гуляние.
- Красавица, да ты никак скучаешь? Составить тебе компанию?
Девушка проигнорировала подошедших парней, от которых уже несло кислым запахом вина, хотя те не собирались уходить, рассматривая третий или четвёртый размер груди незнакомки, который не могла скрыть даже рабочая роба, совсем не подходящая девушке по размеру.
- Что, гордая слишком? Эй, отвечай, когда с тобой разговаривают!
Один из новоявленных ухажёров попытался было схватить девушку за плечо и заставить повернуться, но прежде, чем ему удалось осуществить задуманное, посетительница кафе сделала какое-то совсем лёгкое движение, и в следующую секунду лицо парня оказалось прижатым к крышке стола, а рука больно заведена за спину. Трудно поверить, но хрупкая на вид девушка с лёгкостью обездвижила противника, выше и крупнее её почти вдвое, да и хватка у неё была такой, что многим впору было завидовать.
- Тебя не вчили, как следует обращаться з жінкою? – холодно произнесла она, отбросив за спину упавшие на глаза угольно-чёрные пряди. Миндалевидные сиреневые глаза холодным взглядом окинули второго парня, пребывавшего в ступоре.
- Убирайтесь оба. И щоб даже близко до мене подходить не сміли!
Дважды повторять не пришлось. Парни, сыпя проклятиями, поспешили скрыться в толпе, да и невольные свидетели этого нелицеприятного инцидента так же разошлись, не решаясь на свой страх и риск заговорить со странной посетительницей кафе. Сама девушка, как ни в чём ни бывало, вернулась к чтению. За то время, пока она провела в саркофаге, мир изменился, полностью отличаясь от того, который она помнила. Иные корабли, города на местах, где прежде помимо лесов и гиблых мест ничего не было, совершенно другие по духу люди и абсолютно чужой язык, который пришлось учить заново. Благо, время на обучение и постепенное познание этого нового мира было предостаточно. Неожиданно черноволосая насторожилась, подобно охотничьей собаке, почуявшей след и, резко поднявшись из за стола, схватила за руку одного из детей, что играли в салки. Привлекла её внимание подвеска, висевшая на шее испуганного ребёнка. Повертев в руках переплетение ярких нитей, бусин и перьев, она грозно посмотрела на малыша, задав только один вопрос:
- Откуда это у тебя?
Труппу бродячих артистов девушка нашла быстро, достаточно было определить, где толпится большая часть публики, завороженно наблюдающей за номером гибкой танцовщицы полу-оборотня на канате. Детям интересней было смотреть кукольное представление, а молодые женщины то и дело примеряли на себя предлагаемые амулеты. Черноволосая тоже подошла к расстеленному платку с сувенирами, рассматривая каждый, но не находя похожий на тот, что она видела у ребёнка.
- Вас что-то заинтересовало? – улыбнулась девушке продавщица. – У нас есть отличные талисманы от тёмной магии, сглаза, заговорённые на удачный брак, любовь, детей. Можете не сомневаться, они действительно работают, - словно доказывая искренность своих слов, женщина погладила свой живот, величина которого ясно говорила о приближающихся родах.
- А кто делает эти амулеты? – спросила черноволосая, чем невольно удивила жену хозяина труппы.
- Мы и делаем.
- Иветта, тебя подменить?
Акробатка, закончив выступать, подошла к беременной женщине, с любопытством посмотрев на покупательницу, отдельно задержавшись на странном наряде. Зато черноволосая наконец нашла нужную ей вещь.
- Этот браслет, кто его сплёл? – взволнованно спросила она, указав на переплетённые нити на запястье артистки.
- Он не продаётся, - уверенно заявила акробатка, воинственно махнув хвостом. – Это подарок от подруги. Но у нас полно амулетов ничуть не хуже!
- Нет, вы меня не поняли. Я хотела бы узнать кто мастер, что изготовил их.
- Ви`Рай, это же тот, что сплела Ипсилон?
- Угу, - кивнула Иветте оборотень, взволнованно теребя браслет, а девушка, услышав имя, насторожилась.
- Ты сказала Ипсилон? Её точно так звали?
- Да, - подтвердила полу-оборотень. – Вы… знакомы с Ипси?
- Она как-то очень мне помогла, и я хотела бы отблагодарить её, но, к сожалению, наши пути разошлись до того.
- Надо было сразу так сказать! Конечно же, мы поможем! Ипси сейчас у Ведьминого источника…
- Нет, ночь полнолуния уже прошла, так что они наверняка направляются домой, - здраво рассудила женщина. – Вам лучше сразу отправиться в Зачарованный город, а… Хм?
Так и не дослушав, девушка поспешила прочь, даже не поблагодарив артисток, мыслями уже представляя встречу с той, что освободила её.

***

От мягкого тепла, окутывающего всё тело, подниматься совсем не хотелось, однако внутренние часы подсказывали, что солнце встало, и из кровати тоже пора было выбираться. Поморщившись от такой неприятной перспективы, Эпсилон перевернулся на другой бок, уткнувшись во что-то большое, почти горячее и такое приятное, что парень, обхватив руками неизвестный ему источник тепла, прижался к нему сильнее, устраиваясь поудобнее. Впрочем, долго он так не пробыл, почувствовав возню под боком, отчего Эпсилу всё же пришлось открыть глаза.
- С добрым утром, - Уильям улыбался, с неприкрытой нежностью глядя на «ведьму».
- С добрым, - кивнул Эпс, немного смущённый тем, что прижимался к демону во сне. Перевернувшись на спину, он обнаружил и демонят, свернувшихся клубочками под одеялом. Сейчас малыши выглядели такими милыми и беззащитными, со своими маленькими рожками и трепещущими крылышками за спиной, что просто не верилось, что совсем скоро эти проказники вновь вымотают парней.
- Пусть спят, - произнёс Уил, осторожно, чтоб не разбудить детей, выбрался из кровати и потянулся, расправляя затёкшие крылья. Эпсилон выбрался следом, укрыв детей одеялом, первым делом отправившись приводить себя в порядок. Собственно, когда красноволосый закончил с водными процедурами, парень продолжал воевать с собственными волосами, спутавшимися за ночь, тихо ругаясь. Что бы ни говорила Мила, ему от приобретённой гривы не было никакой радости, одни мучения.
- Давай помогу? – предложил демон, сжалившись над «ведьмой».
- Я уже всё, - отозвался Эпсилон, кое-как соорудивший кривую косу. – Какие планы на сегодня?
- Покажем эту троицу целителю, купим провизии и двинемся в путь. Желательно успеть всё до полудня.
- Тогда давай разделимся. Ты с детьми отправишься к целителю, а я докуплю чего надо, - предложил Эпсил.
- Лучше наоборот, - вздохнул Уильям. – Они тебя слушаются, так что и обернётесь вы скорее.
- А рогатый дело говорит, - решил напомнить о себе браслет, которому путешествие порядком надоело.
Такой вариант устроил всех и, разбудив детей, после завтрака «семья» покинула отель, разойдясь согласно плану. Собственно, местный Дом Исцеления парень нашёл быстро и, выстояв небольшую очередь, не без труда заведший неугомонное трио в нужный кабинет. Внутри помещения всё было увешано разноцветными кристаллами, едва слышно позванивающими подобно колокольчикам на ветру, на стенах разместились астрономические и астрологические календари, плакаты с изображением целебных и ядовитых трав, а на полках поблёскивали новенькие серебряные, золотые, стеклянные и сделанные из драгоценных камней флакончики всевозможных форм и размеров, наполненные незнакомыми Эпсу снадобьями. Посреди комнаты, в удобном кресле сидела женщина в тёмной, испещрённой мерцающими рунами, мантии. Но даже если бы на целительнице была бы обычное рабочее платье, Эпсилон всё равно признал бы в ней ведьму. Он сам не знал, как это у него получилось. Видимо, дело было во взгляде женщины. Таким смотрели все ведьмы в его семье, однако, эта особенность только сейчас припомнилась парню, он никогда не видел его у обычных девушек из людских городов.
Между тем целительница осмотрела демонят, повисших на «ведьме» подобно плодам на дереве, затем самого Эпсила и приветливо улыбнулась, жестом предложив сесть на второе кресло.
- На что жалуешься?- спросила женщина, беря с маленького столика лакированную плоскую шкатулку.
- Не я. Надо вот эту банду осмотреть, - произнёс парень, попутно пытаясь освободить косу из цепких ручек. Собственно, из-за привычки детишек Уила тянуть в рот чужие локоны, Эпсу и пришлось в кратчайшие сроки учиться делать хоть какие-то причёски.
На удивление, когда целительница протянула ладонь и начала водить ей над демонятами, те затихли, будто завороженные, и сидели так до тех пор, пока женщина не закончила.
- Вот и всё, - улыбнулась та. – Абсолютно здоровые малыши.
- Значит, никаких случайных болезней? – обрадовался Эпсилон, а ведьма, набив трубку белёсым порошком, закурила, выпустив в воздух несколько пузырей, немедленно обратившихся красными и синими стрекозами.
- Нет. Скоро будут меняться зубки, а в остальном они здоровее всех здоровых.
- Спасибо большое. Тогда мы пойдём, - легко кивнув, парень хотел уже забрать мелкую братию и уйти, когда ведьма его окликнула:
- А ты сама себя хорошо чувствуешь? Голова не болит или в висках не пульсирует? – поинтересовалась женщина, приглядываясь к «ведьме».
- Немного, - растерянно отозвался Эпсил, у которго действительно голова в последнее время стала побаливать по вечерам, но так как дети Уила сильно выматывали его за день, то и эти боли были списаны на усталость. – Почему вы спрашиваете?
- Мм… Неудобно признаваться, но когда ты вошла, мне показалось, что твою голову словно окружает чёрная тень. Такая обычно указывает на сильное проклятие. Но сейчас её нет, так что, наверно, мне просто показалось. Прости, зря только побеспокоила.
Не зная, как на это отреагировать, Эпсил постарался поскорее забыть странную оговорку целительницы и как можно скорее увидеться с демоном, чтоб продолжить путь домой. И нашёл он его достаточно быстро, но в неожиданной компании. Уильям сидел за столиком одного из ресторанчиков, напротив роскошной, по другому и сказать было нельзя, демонессы, с которой вёл милую беседу, то и дело наклоняясь ближе, почти шепча что-то на заострённое ушко. Если подумать, то двое демонов обедающие средь бела дня не выглядели как-то необычно. Напротив, Уил и его соседка смотрелись слишком гармонично, будто специально созданные друг для друга. И осознание этого вдруг выбило из-под Эпса землю. Парень стоял и смотрел на них, не в силах сделать что либо. С одной стороны хотелось подойти и напомнить красноволосому, что им пора ехать и вообще у того дети и совершенно безответственно вот так бросать их на чужого человека, отправившись на свидание, а с другой – уйти незамеченным и, вернувшись в отель, подождать этого гуляку там.
- Чего встала?!
Эпсилон испуганно отскочил вместе с демонятами в сторону, а бородач на гружёной бочками телеге, ругаясь, подстегнул лошадь, ругаясь на дурынд, мешающих возничим.
- Тебе не кажется, что они ищут повод начать войну?
Повернув голову, Эпсил с удивлением уставился на Уильяма, к счастью, сидевшему к нему спиной и потому не заметившего появления семейства. Здраво рассудив, что на свидании странно обсуждать политику, Эпс решил подождать и послушать, куда заведёт разговор двух демонов.
- Хм… Открыто они не высказывают агрессии, но их связи с людьми за последние годы сильно окрепли. Наш король тоже молчит, не предпринимая никаких ответных действий.
- Бриннагар выжидает. Он не намерен давать ушастым повода обвинить нас в нарушении договора. Ты ведь знаешь свои обязанности? Вот и следуй им. В конце концов, если они хотят войны, так или иначе они найдут, из-за чего её начать, так что мы обязаны сделать всё возможное, чтоб не дать объявить агрессорами демонов.
- Это всё только на словах красиво звучит, - вздохнула демоница, наклоняясь ближе к красноволосому. – В свете последних событий… На приёме у людского правителя его супруга щеголяла в роскошной парюре тончайшей эльфийской работы. Тогда я не придала этому особого значения, но по сравнению с теми товарами, что эльфы поставляют людям... Да ты и сам знаешь, что эти товары никогда не отличались особым качеством, однако те украшения точно были высшей пробы.
- У гарпий, как ни странно, тоже. Ещё и верёвка нашлась со странными чарами связывания, направленная исключительно на демонов. Не нравится мне это.
- Твои ничего не замечали?
- В том-то и дело, что нет. Я велел утроить бдительность, но пока никаких результатов.
- Чёрт! Мы просто сидим и ничего не предпринимаем! А этот недо-правитель смотался, бросив все дела! Да как вообще моно было поручать заботиться о королевстве такому мальчишке!
- Тания, не смей так говорить, - повысил голос красноволосый, осаждая распалившуюся собеседницу. – Иначе однажды можешь лишиться головы, как предательница. Как я уже сказал, наш король тоже осознаёт сложность ситуации, однако так же он ищет способы решения проблем мирным путём. Потому мы и нужны ему, а потому, нам нельзя сомневаться в правильности его решений.
- Я знаю, - вздохнула демоница. – Мне просто страшно. Всё так неопределенно… О…Кажется, за нами шпионят.
Всё-таки женщина обратила внимание на слушавшего их разговор Эпсилона, так и продолжавшего топтаться на месте, не зная, стоит ли окликнуть Уильяма или нет. Демон обернулся, но, увидев «шпионов», широко улыбнулся.
- Неужели вы закончили? Что сказал целитель? – подходя к семейству, спросил Уил, потрепав малышей по всклокоченным волосам.
- Сказала, что дети здоровы, только зубки будут меняться.
- Ой, какие лапочки! Прям твои маленькие копии! – воскликнула девушка, тоже подошедшая к ним. – Уилли, почему ничего не говорил про них?
- Не до того было, - пожал плечами парень. – Так, знакомьтесь: Ипсилон, это Веритания, министр иностранных дел и моя подруга детства. Веритания, это Ипсилон, очень… важный для меня человек.
Демон немного жалел, что не смог представить Эпсила как свою половинку, опасаясь, что тот начтёт возражать, но кажется, знакомство прошло хорошо.
- Рада знакомству. Можешь звать меня просто Тания.
- Взаимно.
Уильям нахмурился, глядя как новые знакомые пожимают друг другу руки. Его напрягало столь вольное общение любимого с другим демоном, да и вообще с кем либо, однако приходилось держать себя в руках и не подавать виду. После ещё нескольких предписанных этикетом любезностей, красноволосый всё же забрал своих, опасаясь того, что не знающая меры в болтовне подруга скажет что-то, за что Эпс вновь обидится на демона. Так что, скоро попрощавшись и пообещав как-нибудь залететь в столицу, Уил вернулся за вещами в отель и час спустя они все вместе покинули Пантакий, оставив за спиной высокие стены из серого камня.
Оставшаяся часть пути прошла спокойно, даже малышня меньше возилась, почувствовав холод приближающейся зимы. Но вот погоде Уильям как раз и был рад больше всего, ведь теперь ночами они с «ведьмой» крепко прижимались друг другу ночью и демон крыльями накрывал любимого и своих детей от прохладных сквозняков в плохо обогретых лесных трактирах. Эпсилон же старался сосредоточиться на учёбе, но мысли упорно возвращались к жениху сестры. Пусть он считал это не правильным, однако отмахнуться от собственного беспокойства, появившегося в тот момент, когда он увидел демона вместе с Танией. Пусть Эпсил и раньше слышал о похождениях рогатого (чего только стоили картины в спальнях замка), пусть тот был обещан близняшке, увидеть подобное собственными глазами было очень… неприятно. Возможно, все его знакомые сказали бы, что так правильно, но Эпс уже не был уверен, что хочет присутствовать на свадьбе Милисенты и сомневался, что будет искренне за них рад. Эти мысли и беспокойные чувства, поселившиеся в голове, никак не хотели покидать парня, чем ещё больше портили и без того не самое радостное настроение.
Замок на горе показался к середине третьего дня, совершено неожиданно для «ведьмы». Эпсилон думал, что первым увидит город, но, похоже, что Уильям повёл коней по короткой тропе в сторону от поселения волшебного народа. Зато показал тайный ход, по которому можно было попасть в замок, не имея крыльев. Как объяснил демон, этим ходом пользовались слуги, чтоб беспрепятственно выходить в город, если будет такая нужда, а сам ход был достаточно большой, чтоб по нему проехала даже телега. К моменту, когда они въехали во двор, Эпсил зарёкся больше никогда не лазить по горам, на сто лет вперёд насытившись прелестями подобных прогулок. Слуги, находившиеся во дворе, немедленно бросились помогать вернувшемуся хозяину и его гостье, а подбежав, сильно удивились, увидев маленьких демонят. Уил не питал иллюзий, зная, что новость о его отпрысках облетит всех домочадцев в ближайшие минут десять, а потому, велев отвести Фанфура и Симаргила в конюшню, поманил Эпса за собой, надеясь устроить брату сюрприз. Однако ни в комнате, ни в библиотеке, ни в палисаднике Кристиана не было. Как ни странно, но нашёлся он в самом неожиданном месте. Открыв верь в спальню Бриннагара, Уильям и Эпсилон застыли в изумлении, а Крис, не заметив появления свидетелей, страстно целовал короля демонов, прижав того к стене.

Дом
Он кричал, звал, но ничего не произошло. Тётя просто выбросила его посреди леса и улетела прочь, пока мальчик срывал голос и давился слезами, крепко прижавшись к опасно качавшейся верхушке. Тонкие иголочки впивались в маленькие ладошки, царапали лицо, однако Эпсил готов был терпеть всё что угодно, лишь бы не упасть с такой высоты, откуда и земли не видно. Он продолжал звать на помощь, а ветер разносил слова над лесом, вспугивая ночных птиц, недовольно отзывавшихся. Все попытки были тщетны, однако мальчик отказывался принимать жестокую действительность, в которой он, брошенный и забытый, когда-нибудь разобьётся оземь, на радость диким хищникам. Стоило этой мысли промелькнуть в голове, как тонкая ветка, на которой он пытался найти опору, легко согнулась и вспотевшие ладони, из последних сил цепляющиеся за колючий ствол, медленно но верно заскользили вниз.

Девочка осторожно выглянула из-за угла дома, испуганно прижимая к себе древко метлы, словно это могло спасти её от любой опасности. Беловолосая ведьма нетвёрдой походкой пересекла двор, громко, но невнятно ругая какого-то мальчишку. Едва дверь дома за ней закрылась, как Мила села на метлу и взмыла в небо, устремившись в сторону леса, откуда только что вернулась тётя Агата. На холодном ночном ветру, забирающемся под лёгкую рубашку, было совсем неуютно, однако Милисента будто не замечала этого, вглядываясь в почти чёрные верхушки древних деревьев. Маленькая ведьма не могла объяснить, что заставило её повернуть, но она будто чувствовала, что летит в правильном направлении. Они с Эпсилоном всегда словно были на одной волне, чувствуя друг друга даже на расстоянии. Вот и сейчас сердце испуганно билось, потому что брату было очень страшно. Когда же на макушке одной из елей он заметила детский силуэт, Мила со всей возможной скоростью полетела туда, надеясь, что с братишкой не случилось ничего более страшного.

***

- Почему так поздно? – полминуты спустя, отстранившись от Его Величества, спросил у вернувшихся путешественников Кристиан. Бри, потеряв опору, осел на пол с выражением искреннего блаженства на лице.
- Гарпии, - отмахнулся Уильям, с недоверием поглядывая на брата. Эпсилон тоже пребывал в замешательстве, помня, как эти двое вели себя месяц назад. – Неужели крепость пала?
- Нет. Захватчик сдался, - усмехнулся старший, а Бриннагар тяжело вздохнул.
- Крисси, неужели тебе ну ни капельки не понравилось? – как-то слишком жалобно спросил король, с надеждой смотря на равнодушного советника.
- Поверь, точно так же я мог бы целовать дерево. Парни не по моей части и ничего ты с этим не сделаешь. Лучше прекрати дурачиться и вернись уже к своим прямым обязанностям.
- Ну и злыдень же ты, Крисси. Мужчины всего мира будут рыдать кровавыми слезами, когда узнают, что ты лишил их своей блистательной персоны… О, Уилли! Леди Ипсилон! А это кто?..
Выглядевший безутешно горюющим секунды назад демон, теперь вновь воспрял духом, ослепительно улыбаясь вернувшимся друзьям, с искренним интересом разглядывая малышей, что с опаской держались за юбку «ведьмы».
– Так и знал, что твои метания когда-нибудь дадут всходы, - только и прокомментировал старший брат.
Живя с отцом, «ведьме» не раз приходилось слышать нечто подобное, зачастую сопровождаемое проклятьями и замахами подручными предметами, но Кристиан, в отличие от людей, не осуждал, а скорее был доволен внезапным появлением троих племянников. И сразу было видно, что дискуссий на тему «брать – не брать» здесь даже не будет. Малышня уже стала частью семьи, как говориться, по праву крови. Эпсилон не сомневался, что здесь им будет лучше всего и наверняка совсем скоро они даже смогут говорить, ведь вокруг столько сородичей. Да та же мелкая братия под предводительством Тима быстро вовлечёт в свои игры, а на крайний случай есть Грета, растившая ещё молодых хозяев. Так что Эпсил почувствовал, что с чистой совестью может перестать быть нянькой, вернуться домой и полноценно заняться обучением, как неустанно требовал браслет.
Однако выскользнуть незаметно не получилось – троица ни на секунду не отходила, поначалу пугаясь всех и вся, а в случае чего и лезла под юбку, чтоб спрятаться. И всё же к вечеру малыши устали настолько, что уснули сразу, как только оказались на кровати. Прикрывая дверь спальни, Эпсилон, тихо пожелав спящим непоседам удачи, поспешил во двор, надеясь уйти незамеченным, но ничего не получилось.
- Уходишь? – Уил приземлился внезапно. – Почему не хочешь остаться?
- Ну уж нет, - отказался парень. – Я и так дома почти месяц не был. Мила мне за такое голову оторвёт, а она мне пока нужна.
- Тогда давай отнесу? По воздуху путешествие займёт куда меньше времени, чем пешком.
Раньше, Эпсил под любым предлогом постарался бы избежать контакта с демоном, но после их экспедиции в горы, недолго подумав, согласился, даже не испугавшись, что его могут «нечаянно» сбросить.
Дом встретил «ведьму» тьмой и тишиной. Стазу стало понятно, что Мила ещё не возвращалась со своего симпозиума. Данное обстоятельство обнадёживало, что о его небольших приключениях близняшка не узнает, а значит, нагоняя не будет.
- Ну и пыли тут, - покачал головой демон, проведя пальцем по столику, оставив след, пока Эпс зажигал свечи. – Помощь нужна?
- Можно подумать ты добровольно возьмёшь в руки тряпку.
- Можно подумать, тебе не понравилось заставлять убираться первых лиц демонического королевства, - усмехнулся красноволосый. Эпсилон тоже не смог сдержать улыбки от воспоминаний о том случае, произошедшем, кажется, десятилетия назад, хоть и попытался скрыть веселье за покашливанием.
- Спасибо, но нет, сам как-нибудь управлюсь. А тебе пора обратно.
- Эпсилон, я же смогу тебя навестить? Дети будут рады.
- Нет! Тебе заниматься надо! Никаких демонов, пока не сдашь экзамен. К этому огненному вообще лучше не приближайся. От него одни несчастья! – прикрикнул Бальдо.
- Да, конечно. Мы с Милой тоже будем рады вас видеть, - проигнорировав наставника, согласился парень.
- Эй! Ты чего такими обещаниями разбрасываешься? – разозлился браслет на отбившегося от рук ученика.
«А что такого? Они же не каждый день заходить будут».
А Уильям так и продолжал стоять, не торопясь покидать чужой дом, не отрывая взгляда от «ведьмы». Всё бы ничего, но Эпсилон не вовремя вспомнил, как давно он не оставались вот так наедине и прошлые события.
- Всё, пока, - прервал затянувшуюся паузу Эпсил, выдворяя демона на улицу, где уже занимался закат. Уильям ещё какое-то время стоял, прежде чем махнув рукой раскрыть чёрные крылья, улетая прочь, пообещав непременно заглянуть ещё.
- Ты же не втрескался? – съехидничал серебряный наставник, но у Эпса не было ни сил, ни настроения шутить, так что, воздушными заклинаниями избавив жильё от накопившейся пыли, он завалился на кровать, не раздеваясь, очень быстро уснув.

***

Ещё издали, когда поняла, что мальчик на дереве в самом деле братик, Мила очень обрадовалась, однако, подлетев совсем близко, крошечный червячок сомнения шевельнулся в сердце. Что-то определённо было не так с Эпсилоном, но что, она не понимала. Мальчик спокойно сидел на ветке и смотрел в огромное звёздное небо.
- Эпсилон!
- Хм? Ты меня? – удивился брат, будто бы в первый раз видя. Девочка смотрела на своего близнеца, но видела кого-то другого, очень похожего, принявшего его облик.
- Ты не Эпсилон…
- Надо же, угадала! – мальчик широко улыбнулся. – Моё имя Ипсилон. А твоё имя можно узнать?
- Милисента, - представилась начинающая ведьма, опасающаяся неизвестного, завладевшего телом брата.
- Мила, значит?
- Да.
- А мы с тобой одного возраста, - заметил Эпсил.
- Конечно, мы же близнецы.
- Здорово! Всегда хотела иметь такую милую сестрёнку. Так мы похожи? Эй, а мои волосы они светлые?
- Тёмные…
Мальчик замер, мгновение спустя издав разочарованный вздох.
- Опять. Ну почему я не могу хоть один раз оказаться блондинкой?.. Судьба несправедлива.
- Если ты в теле моего брата, то где же Эпсилон? – нахмурилась Мила. Вроде бы неизвестная ей Ипсилон не казалась опасной, однако ведьма всё равно хотела знать, куда делся Эпс.
- Здесь, - мальчик положил руку на грудь, где находилось сердце. – С ним всё хорошо, он всего лишь заснул. Извини, что так получилось, но мне пришлось занять его место по управлению этим телом, другого выбора не оставалось. В противном случае, мы оба давным-давно свалились бы и превратились в кучку раскуроченных костей и полти. Не самый хороший конец, да?
Мила растерянно кивнула, не в силах представить себе описанное, в то время как Ипси в чужом теле продолжила прикидывать, имеет ли право осветлить волосы прямо сейчас.
- Спасибо, что спасла брата, но откуда же ты сама появилась?
- Я? Оттуда, где сейчас спит Эпсилон. Мы с самого рождения делили это тело на двоих.
- Так ты, - девочка нахмурилась, вспоминая, что определённо слышала о подобном. – Ре… Риикар… Ренкар…
- Реинкарнация, - подсказала Ипсилон. – Да, можно сказать, то что-то похожее.
- Похожее?
- Так сразу не объяснишь… Для твоего возраста это пока сложно будет понять, вот станешь старше и сама всё узнаешь. Скажу только, что я – твой брат, а твой брат – будущая я.
- Ничего не понимаю, - запуталась ведьма, тщетно пытаясь уловить суть сказанного.
- Я не смыслю свою жизнь без магии. Моя судьба неразрывно связанна с этим искусством, точно так же, как твоему брату предначертано посвятить магии свою жизнь.
- Но мальчики не владеют магией – возразила девочка.
- Некоторые владеют. Разве ты не знаешь, что у эльфов маги в основном мужчины? А в вас с братом течёт эльфийская кровь, пусть и разбавленная. Однако это даже лучше, потому что и магию вам познавать будет легче. Точно! Могу я попросить тебя о помощи?
В глазах Ипсилон отразилось столько азарта и надежды, что Милисента только кивнула.
- Однажды твой брат окажется в затруднительном положении и прибежит к тебе. Сделай из него настоящую ведьму. Вот, - Ипси сжала ладонь в кулак, а когда разжала, передала девочке тонкий серебряный браслет. – Это Бальдо, самый лучший наставник ведьм. Когда-то я создала его, чтоб он обучал молодых ведьм. Возьми и носи, а когда выучишься передай брату. Когда он его оденет, то мы станем одним целым. Только давай сохраним всё в тайне.
Возвращались они вместе. Ипсилон обещала, что как только уснёт, Эпсилон вновь займёт своё место в теле. Мила успокоилась, поверив Первой, и пообещала сделать всё, как та просила.
- Ипси, а какой цвет волос тебе нравится больше всего? – спросила девочка, направляя метлу почти под самые облака.
- Какие… Длинные и белые, как снег. Это было бы красиво.

***

Время перевалило за полночь, и темнота в комнате стала настолько непроницаемой, что не было разницы, находиться в ней с открытыми или закрытыми глазами. Тем не менее, Эпсилон поднялся с кровати, зашуршав складками снимаемой одежды, и, почти бесшумно ступая, подошёл к большому зеркалу у стены. Вспыхнул белый огонёк повисший полуметром выше, освещая всё находящееся в двух метрах от него. Парень крутился перед зеркалом, словно никогда прежде себя не видел.
- А они и в самом деле белые, - улыбнулся он, откидывая длинные пряди за спину.
- Хозяйка, как вам это тело?
- Прекрасно, - улыбнулась Ипсилон. – Удивительно, ему уже восемнадцать, но оно всё ещё выглядит как подростковое. Так и знала, что эльфийская кровь даст о себе знать. Странно что я раньше до такого не додумалась.
- Теперь вы можете привести ваш план в действие?
- Нет, - покачала головой Первая. – Ты смог обучить мальчишку многому за столь короткий срок, но этого всё ещё не достаточно. Подожду ещё немного, пока он не достигнет своего максимума и вот тогда я смогу, наконец, осуществить своё самое заветное желание.

@темы: Настоящая ведьма, Ориджинал, слэш, фемслэш

URL
   

Обитель Куклы

главная