Автор: Kukla66
Рейтинг: NC-17
Жанры: Фэнтези, Фемслэш (юри), Гет, POV, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с несовершеннолетними
Описание: Трудно быть гением среди многочисленных братьев и сестёр, каждый из которых и без того очень сильный маг. Намного труднее, когда ты отвергаешь собственную силу, предпочтя ей алхимию. Однако Стивену МакЛарену всё нравится, и не беда, что родной дед уже лишил наследства, большинство учителей не замечает, кое-кто из школьников считает грушей для битья. Ведь это всё не так важно, перед возможностью делать что нравиться, тем более, что единственный друг всегда на твоей стороне...
ficbook.net/readfic/93404

Глава 9. Предательство и письмо.
Стук каблучков девичьих туфелек эхом разносился по пустому школьному коридору, отражаясь от высоких каменных стен, замирая где-то под высоким потолком, в столь поздний час утопающем во тьме. Подол платья колыхался, выдавая раздражение ученицы, хотя то, что творилось в душе Дианы МакЛарен едва вписывалось в это скромное понятие. За прошедшую неделю её близнец Дилан стал едва ли не самой известной личностью в школе. Не только спасённые его барьером ученики, но и их знакомые не раз поблагодарили подростка, учителя ставили в пример другим, а ученицы провожали скромного школьника заинтересованными взглядами. Словно в сказке о лягушке, превратившейся в прекрасного принца. Диана была несказанно счастлива за любимого брата, ещё больше его расхваливая перед другими и вовсе не потому, что часть популярности близнеца доставалась и ей. Главной причиной такого рвения близняшки была неприступная Милисента, единственная, кто за всё это время ни разу не повернулась к своему спасителю, не то, что подошла и поблагодарила.
«Раз в столетие и клоп на что-то сгодится».
Диану едва ли не трясло от злости при воспоминании об этих словах, сказанных Милисентой подругам этим утром. Только благодаря Дилану, удержавшему сестру, она так и не смогла подправить этой мерзавке лицо. Девушка понимала, что блондинка привыкла вести себя как королева, но вот понять её пренебрежительное отношение к другим МакЛарен решительно не принимала и принимать не хотела.
Диана завернула за поворот, собираясь спуститься по лестнице, когда увидела то, чего не следовало. Внизу лестницы стояли двое и целовались, совершенно не боясь быть застигнутыми на «месте преступления». Однако только она подумала, что некоторые совсем стыд потеряли, как парочка отлипла друг от друга и Диана с удивлением узнала в парне Дилана. Не то, что бы Диана была против свиданий брата с другими девушками, но вот так менять свои приоритеты… Тем более на кого-то, кто старше. Желая остаться незамеченной, МакЛарен отступила назад и, развернувшись, направилась к лестнице в другом конце коридора, решив сегодня пройти к спальням девочек по обходному пути.
- Диана, вот и ты! – воскликнули разом соседки по комнате, стоило школьнице переступить порог их общей спальни, чем ещё больше удивили шатенку. Виви, Элаиза и Мария с самого первого класса, как и прочие, таскались за Милисентой и чаще всего игнорировали присутствие Дианы в комнате, считая её недостойной их круга. Так что подобная радость заставили школьницу насторожиться.
- Что-то случилось? – стараясь сохранять безразличный вид спросила МакЛарен, заранее ожидая от троицы какую-нибудь пакость. В конце концов этой наглой Бафлс ничего не стоило подговорить своих приспешниц подстроить подлянку.
- Тебе тут письмо пришло. От поклонника, - слишком слащаво улыбнулись девушки. – Ты же не обидишься, что мы его одним глазком посмотрели? Как же ты, наверно, счастлива, что хоть кому-то нравишься. Жаль оно не подписано, но ведь не это главное.
На её кровати действительно лежало письмо, раскрытое и уже измятое, словно его без конца вырывали друг у друга. На белой бумаге аккуратным почерком было выведено длинное стихотворение, полное всякой романтической ерунды наподобие красоты глаз и изящества линий подбородка. Возможно, в другое время девушка и прочитала бы письмо, может, даже прониклась бы слогом, но только не сейчас, когда позади посмеивались подружки Милисенты. Диана даже не сомневалась в том, что отправителем является кто-то из соседок по комнате, и уже завтра её будут подкалывать все, кому не лень.
- Да-да, очень смешно, - раздражённо ответила девушка, безжалостно скомкав письмо, после чего, не желая ни с кем разговаривать, отправилась спать.

- Простите, так неудобно получилось, - пролепетала школьница, поправляя съехавшие на кончик носа очки.
- Да ничего страшного. Удивительно, что в такую погоду ещё летают жуки, - Дилан посмотрел на чёрное насекомое, которое попало в волосы не ожидавшей такого девушки, подошедшей поблагодарить за своё спасенье. К слову, школьник с трудом вспомнил, что она тогда стояла неподалёку, настолько неброской была её внешность. Люси Монгфриш училась на два класса старше и была почти на голову выше Макларена, впрочем, в её лице сохранялись какие-то детские черты, которые только подчёркивались двумя длинными косами.
- Спасибо. Снова, - смущённо улыбнулась девушка и, пожелав своему спасителю доброй ночи, поспешила в сторону женского общежития.

***

Вопреки обещанию, ни через две недели, ни по истечении третьей, мистер Бредфорд так и не вернулся в школу, а уроки вместо него вела миссис Одаган – старая волшебница, больше любящая говорить о художниках и их полотнах, стиле, нежели обучать школьников рисованию. Ученики на её уроках откровенно скучали, надеясь, что преподаватель по магическому искусству скоро вернется, и занятия вновь станут интересными. Естественно, больше всего на это надеялись девчонки, впавшие в отчаяние из-за того, что теперь им приходилось видеть ещё одну пожилую женщину, коих в школе и без того было предостаточно, не имея возможности «отвести душу» созерцанием молодого красивого мужчины. Я же боялся, что вместо отпуска ему дали расчёт и предложили искать новую работу в других местах. По всей видимости. Такие мысли приходили в голову не только мне, потому что вскоре среди учеников стали распространяться слухи об увольнении мистера Бредфорда. Правда большинство из них утверждало, что причиной явилась тайная страсть к одной из учениц. Однако, пока подобные далёкие от реальности домыслы множились, обрастая всё более нелепыми, даже абсурдными, подробностями, я благоразумно помалкивал о том, что случилось на самом деле, как и обещал.
С Ником после того случая мы не разговаривали. Во-первых, злость за его идиотскую выходу так и не прошла, лишь усиливаясь при появлении друга. Сейчас, переосмысливая произошедшее, я так и не мог понять, как же мог потерять тогда голову от поцелуя с Ником, если ни до, ни после никаких особых чувств к нему не возникло. Во-вторых, чувство вины до сих пор не улеглось, обостряясь всякий раз, как видел близнецов или кого-то из тех ребят, что оказались заживо погребёнными под сугробом. Что бы с ними стало, если б не Дилан… Ко всему прочему в голове продолжали звучать слова учителя и невольно всё больше стал задумываться так ли необходима мне алхимия, как я всегда считал? Вся родня, особенно дедушка, с самого рождения пророчили мне будущее великого мага, но из-за собственного упрямства я пошёл наперекор, начав обучаться презираемому волшебниками искусству. Сперва по книгам отца, позднее выпрашивая книги у дяди Аластера. Странно, но того азарта, с каким начинал познавать неизвестную дисциплину, больше не ощущалось. Словно в какой-то момент я зашёл в тупик, сам того не заметив и теперь, как слепой котёнок, пытался найти выход, на деле продолжая топтаться на месте. И от этого становилось только хуже.

Следующий четверг стал самым кошмарным днём на неделе. Учителя словно сговорившись, спрашивали по каждому предмету, устраивая едва ли не допросы с пристрастием. Не то, что бы я так уж готовился к урокам, но сегодня придирки преподавателей просто зашкаливали. Ко всему прочему, некто стащил из кабинета миссис Беррет ингредиенты, которые она хранила в потайном ящике, и этой фурии не пришло ничего лучше, чем заподозрить в краже меня. И хотя в итоге у неё не оказалось ни одного доказательства моей вины, такое отношение порядком угнетало. Тем более что из-за этой старой крысы я опоздал на целых пятнадцать минут. Жаль, что нельзя было притвориться больным и прогулять последний урок на сегодня, так что, готовясь выслушать от учителя ещё одну порцию нелицеприятных слов о своей безалаберности, постучал в дверь кабинета:
- Извините за опоздание. Можно войти? – спросил я, стараясь придать голосу как можно больше раскаяния.
- Проходите, МакЛарен, - произнёс глубокий ровный голос, от которого я чуть не подпрыгнул, уставившись на учителя с недоверием и надеждой. Найтенен Бредфорд, смерив строгим взглядом, вернулся к прерванному занятию и призвал к тому же отвлёкшихся учеников. Как можно незаметнее проскользнув к своей парте в самом конце класса, я достал альбом, по ходу стараясь сориентироваться на теме урока: «музыкальная живопись». В голове не укладывалось, что мистер Бредфорд в самом деле здесь, ведь ни вчера, ни сегодня утром я его не видел его в школе. И всё же его возвращение несказанно радовало: его не уволили. Радовался не только я – девчонки, казалось, совсем не слушали лекцию, а только глазели на учителя, то и дело вздыхая. Примерно так и прошёл урок. Естественно, ничего путного нарисовать не получилась и моя мазня, вместо красивой тихой мелодии, издавала страшные звуки, напоминающие стоны и хрипы раненного в предсмертной агонии, которого хотелось добить, хотя бы ради прекращения его страданий. Так что, когда раздался звонок с урока, я с облегчением разорвал лист, к огромному облегчению окружающих. Пока девчонки толпились у стола учителя, показывая свои работы и желая услышать похвалу, я хотел по-быстрому исчезнуть из поля зрения учителя, однако на деле это оказалось не так просто, как думалось.
- МакЛарен, задержитесь немного, - повернулся в мою сторону мужчина, посмотрев таким строгим взглядом, что сбежать стало просто невозможно и мне ничего не оставалось, кроме как вернуться на своё место. Прошло добрых пятнадцать минут, прежде чем все одноклассницы покинули кабинет и учитель, по обыкновению, закрыл дверь. Я опустил голову, слыша равномерный звук его шагов, приближающийся к моей парте. Он ничего не сказал, даже остановившись рядом, только взял порванную работу, рассматривая так долго, что даже мне стало любопытно, что такого интересного он мог в ней найти.
- Наконец-то видно, что ты по-настоящему старался, а не впустую тратил время.
Не ожидав таких слов, я удивлённо поднял голову, встречаясь с его мягкой улыбкой, которую не видел уже очень давно. Казалось странным, что он до сих пор улыбается тому, кто так подвёл его, а не ругает.
- Так почему ты опоздал на урок? – поинтересовался Найтенен, садясь на соседнюю парту, по-прежнему не ругаясь. Можно было придумать отговорку, но миссис Беррет не та, кто легко успокоиться, так что уже к вечеру все преподаватели будут знать о краже. Если уже не знают. И не нашлось ничего другого, кроме как рассказать о несправедливо выставленных обвинениях.
- Но я ничего не крал, честно!
- Знаю, - выслушав, кивнул учитель. – Ты не из тех, кто опуститься до такого. А с миссис Беррет я поговорю. Вполне возможно, что она накануне сама куда-то переложила свои ингредиенты и забыла об этом. Не зацикливайся на этом.
Чужая рука коснулась волос, легко их потрепав. Раньше так делал только Маркус, и это очень раздражало, потому что после этого волосы всегда становились ещё более растрёпанными, чем всегда, но сейчас ничего похожего не было. Возможно из-за того, что у мистера Бредфорда рука куда легче?..
- Ладно, я тебя и так задержал. Быстро в столовую, а потом можешь приходить алхимичить. Мастерскую я открою, так что можешь меня не ждать и начинать свои эксперименты.
От этих слов стало совсем не по себе. Видимо, что-то такое отразилось на лице, потому что в следующую секунду взгляд учителя стал более внимательным.
- Стивен?
- Ммм… Мистер Бредфорд, я много думал над тем, что вы говорили. Думаю, вы правы и мне действительно не стоит заниматься такими опытами, если от них будет не меньше вреда.
Ну вот и всё, сказал, но легче от этого не стало. Мне ведь действительно нравилась алхимия, но будет лучше не заниматься ей вовсе, если от этого могут пострадать другие.
- Прости, Стивен. Я тогда наговорил немного лишнего, но ты ведь и сам понимаешь, что не должен был забывать о технике безопасности. На самом деле я не считаю, что тебе стоит бросать алхимию, если только она тебе не надоела.
- Ничуть, сэр, - поспешно воскликнул я, от волнения даже забыв, как надо дышать. Сердце колотилось как сумасшедшее только от мысли, что мне не запретят пользоваться лабораторией. – Обещаю, что никаких несчастных случаев больше не повториься!
- Верю, - широко улыбнулся Найтенен, поманив меня за собой, направившись к выходу из класса и я, не помня себя от радости, посеменил следом. Однако тут в голову вклинился вопрос, который волновал ничуть не меньше.
- Мистер Бредфорд, почему вы вернулись так поздно?
- М? – мужчина удивлённо посмотрел на меня и, видимо поняв причину моих волнений, только отмахнулся. – Обстоятельства сложились так, что пришлось задержаться дома чуть дольше, чем планировал. Не принимай это на свой счёт.
От этих слов стало легче и я, перестав волноваться, шёл по коридору за учителем, всё ещё слабо веря, что всё в итоге закончилось хорошо. В конце коридора я свернул на лестницу, со всех ног мчась в столовую, желая поскорее поесть и до конца дня запереться в мастерской. Даже начал припоминать, какие опыты хотел провести.
- Это уже слишком. Я не собираюсь в этом участвовать!
Я так и подскочил от громкого голоса, раздавшегося совсем рядом и замер, пытаясь понять, где находится говоривший. Коридор был абсолютно пустой, ведь ученики ещё не должны были закончить с обедом, а дополнительные занятия и кружки и вовсе проводились в другом крыле. Осмотревшись, я всё же заметил, что одна из дверей оказалась не закрыта и видимо за ней и находился неизвестный. Поначалу я хотел уйти, ведь мало ли по какой причине кому-то потребовалось оставаться в пустом классе после занятий, но тут заговорил другой участник беседы и ноги сами пошли вперёд, остановившись рядом с классом. Сквозь узкую щель в двери я мог видеть Трея, на лице отразилась такая ярость, какую я никогда у него не видел. Того, с кем парень разговаривал, мне увидеть было невозможно, но этого и не требовалось, ибо этот голос я бы узнал и из тысячи.
- Можно подумать у тебя есть выбор. Забыл сколько твой дражайший батюшка должен моему отцу? Да мы только из нашего врождённого милосердия ещё не пустили вашу семейку по миру. Но пожалуй стоит намекнуть отцу на идею вернуть всё что вы нам задолжали. Конечно, за вашу хибарку много не получить, даже если продавать со всем тем барахлом, что там хранится. А что насчет твоей матушки? Может, она отработает долг своего мужа? Хотя навряд ли на такую страхолюдину кто-нибудь…
- Пасть закрой! – рявкнул брюнет, в руках которого заметались магические искры, и было непонятно, как ему удаётся до сих пор держать себя в руках. Я же даже пошевелиться не мог, отказываясь верить собственным ушам. Ну не мог Ник говорить такое!
- Ну-ну, ты ведь знаешь, что от тебя требуется. Просто подбрось это ему в чемодан и постой в сторонке, пока его будут вышвыривать прочь. Отвратительно, что таким ненормальным вообще разрешают учиться с настоящими магами. Тоже мне, алхимик. А этот Бредфорд ещё и поощряет эту ересь. Хотя чего удивляться? Рыбак рыбака… Хорошо, что в школе большинство учителей всё же понимают, какая это зараза. Все только счастливы будут, когда его не станет.
Ник рассмеялся, а меня словно оглушило. Мозг отказывался принимать, что мой лучший друг настолько меня презирает, что хочет добиться моего отчисления.
- Держи, и давай быстрее, а то скоро народ в комнаты потянется и провернуть наш план будет сложнее, - произнёс блондин, передавая в руки Трея серый бумажный пакет. И вдруг до сознания прошла очень простая мысль: если они исполнят задуманное, я действительно вылечу из школы как миленький, и никто не сможет мне помочь. А значит, надо было во что бы то не стало помешать этим двоим. Прежде, чем успел понять что собираюсь предпринять, я уже толкнул дверь и вошёл в класс, заставив Трея и Ника разом обратить на себя внимание. Испуг парней быстро сменился удивлением, когда они поняли, что это не учитель, а всего лишь я, тот, кого они хотели подставить.
- Если тебе так противно общаться с алхимиком, можно было просто игнорировать моё существование, - выговорил я, хотя говорить получалось с трудом. Ком обиды застрял в горле, и приходилось сдерживаться, чтоб не доставлять этой сволочи ещё больше удовольствия заревев от обиды и унижения. – Зачем же было так мучить себя, претворяться другом? И…
Про поцелуй даже язык не повернулся сказать, настолько мерзким это всё было.
- Пф. Да как можно дружить с таким уродом? Странно, что Сандервайлд твоего брата в мужья взял, с вашей-то репутацией. Что ни говори, а от гнилостных паразитов надо избавляться. Все алхимики – паразиты здорового волшебного обще…
Ник так и не успел закончить фразу, когда призванный мной Араанорс, возникнув из воздуха, с рыком набросился на него, а сам блондин секунды через две понял, что его прижал лапой огромный чёрный тигр с багряными кожистыми крыльями. С клыков огненного духа капала горячая слюна, обжигая щёки парню и я изо всех сил старался удержать контроль над потусторонней зверюгой, не давая ей разорвать свою добычу.
- Возьми свои слова обратно! – прикрикнул я, а Араанорс угрожающе зарычал, нетерпеливо хлестая себя по лапам тонкими хвостами.
- Убери духа, идиот! – воскликнул побледневший Трей, сразу отскочивший подальше к стене, вызывая водного духа второго уровня – Зираду. Не то, что бы Огромная аквамариновая змея смогла победить духа первого уровня, но вот стать серьёзной помехой – запросто.
- Сам не лезь! – пригрозил в ответ, однако брюнет не принял угрозу всерьёз и Зирада с громким шипением попыталась броситься на меня , не достигнув своей цели лишь из-за возникшего на её пути Араанорса, склонившего увенчанную десятью ветвистыми рогами голову.
- Как ты смог призвать духа?! Ты же чёртов никчёмный алхимик! – испуганно заверещал Ник, отползая от разъярённых духов.
- Что здесь?..
Сперва, поглощённый своими эмоциями, я даже не обратил внимания на то, что в класс вбежал кто-то ещё, однако почти сразу и Араанорс и Зирада взревели, извиваясь от боли, пока не исчезли совсем. Трей с ужасом смотрел куда-то за меня, а повернувшись, я и сам струхнул, увидев толпящихся в дверях учителей. Мистер Бредфорд опустил поднятую руку и у меня не осталось ни одного сомнения, что именно он отозвал духов, хотя я ни разу не слышал о настолько могущественной магии. Однако куда страшнее был его взгляд , от которого буквально подгибались колени.
- Вы что творите? Решили всю школу разнести?! – прикрикнул он, а я вздрогнул, мечтая оказаться где угодно, лишь бы только подальше от такого Найтенена. – Уму не постижимо – призывать духов в школе! Это ведь ещё надо было додуматься! От того что вы натворили от школы вполне камня на камне не остаться! Мало показалось того, что случилось месяц назад?!
- Найтенен, успокойтесь, - одна из учительниц положила ладонь ему на плечо и он, словно опомнившись, отвернулся, хотя и было заметно, как сильно его трясло. – А вы, молодые люди, потрудитесь объяснить, что произошло.
Я стоял, словно воды в рот набравши, не в силах выдавить из себя хоть какой-нибудь звук и ожидая спасительного чуда, которое смогло бы спасти нас. Но чудо где-то задерживалось. Трей прибывал в таком же состоянии , не собираясь подавать голос первым, только сильно хмурился да сильнее сжимал губы. Казалось, что образовавшуюся тишину можно даже потрогать, а между тем учителя теряли терпение.
- Это же мои ингредиенты! – вдруг взвизгнула миссис Беррет, тыча указательным пальцем в бумажный пакет, видимо, оброненный Треем во время перепалки.
- Это всё МакЛарен, - произнёс Ник, поднявшись на ноги. Выглядел он жалко, но на миг мне показалось, что в глазах его сверкнули торжествующие искорки. – Мы увидели как он хотел спрятать украденные из запасов миссис Беррет ингредиенты и рассказали, чтоб он вернул их и тогда его простят, но он призвал Араанорса и начал угрожать, что расправиться с нами, если мы расскажем об этой краже. Я сказал, что бы он не глупил и тогда МакЛарен велел своему духу напасть, а Трею пришлось призвать Зираду. Мы… Мы просто защищались!
- Я так и знала! Я ведь вам сразу говорила, что кроме него некому больше лазить в мои личные запасы! – слишком радостно воскликнула старуха, довольно потирая руки. – Уж на этот раз тебе не отвертеться! Ты сегодня же будешь отчислен!
Земля пошатнулась и куда-то поплыла у меня из-под ног. Неужели это всё взаправду?..

***

Диана сидела в классе и смотрела в окно. Размышляя над многим. Прежде всего её волновал брат, так резко переметнувшийся к другой девушке. Сам Дилан всё отрицал и никогда не виделся днём с той старшеклассницей, но близняшка была твёрдо убеждена, что они тайно встречаются, найдя какой-то способ прятаться от всех. Вторым поводом для размышлений стал неизвестный поклонник, каждый день посылавший ей письма, которые соседки по комнате получали раньше и громко читали в слух. В принципе, Диана и списала бы это на их забаву и не принимала бы близко к сердцу, если бы сегодня послание не оказалось в её парте. Убедившись, что все слушают про формирование магического строя, девушка развернула сложенный вчетверо листок, узнавая аккуратный почерк с характерной завитой «а». И снова стихи-признание, вот только в этот раз после них шла небольшая приписка: «Я узнал, что ни одно моё письмо не попало напрямую в Ваши ручки о чём неимоверно сожалею. Моя ошибка, отправлять адресованное лично Вам послание комнату полную посторонних. Надеюсь только, что предыдущие мои письма не доставили Вам неприятностей и Вы смилостивитесь над бедным поклонником, имевшим неосторожность впустить Вас в своё сердце?»
Девушка тихо фыркнула, усиленно стараясь не краснеть. Кто бы не был автор этого письма, он явно начитался дешёвых бульварных романов, если думает, что подобными словами можно вызвать трепет в такой девушке как Диана МакЛарен. Однако стих и в самом деле были прекрасными, а это сильно подкупало шатенку, с детства обожающую поэзию. Она так и просидела до самого конца урока мучаясь дилеммой: писать или не писать ответ, в конце концов решив, что ничего плохого не случиться, вывела на другой стороне: «Если Вам так не терпеться пообщаться со мной, то почему бы для начала не представиться?» и, сложив записку обратно вчетверо, убрала в парту, где и нашла.

Глава 10. Наказание.
Уже больше получаса я сидел у кабинета директора, ожидая решения школьного совета по поводу случившегося, где за закрытой дверью решался вопрос, продолжится ли моё обучение в этих стенах или же я уже вечером буду отправлен домой со своими документами. Трей сидел рядом, но казалось, совсем не волновался, хотя и его наказание за призыв духа не в присутствии преподавателя решалось одновременно с моим. Этому парню всё было безразлично, однако даже он выглядел задумчивей и бледней чем всегда. Только Ника с нами не было. Его, как единственного пострадавшего, отправили к целителю, снизив наказание до обычного выговора. И хорошо, что его не было здесь, иначе не уверен, что смог бы сдержаться, если бы он вновь начал издеваться. Сейчас я очень корил себя за то, что не смог сдержаться, но время вспять повернуть было невозможно. А уж стоило подумать о том, что скажут родители, и особенно дедушка, когда я вернусь домой до рождественских каникул, да ещё и с пометкой «отчислен». Такого позора они точно не переживут. Конечно, ни Майкл, ни Маркус не были примерами идеальными учениками в плане поведения, но оба смогли закончить школу, Майкл даже умудрился получить аттестат лучшего выпускника.
В этот момент дверь в кабинет открылась и в коридор вышел мистер Бредфорд, находившийся явно на взводе. Даже не посмотрев на нас, он быстрым шагом ушёл прочь, а мне стало ещё страшнее, ведь в подобном состоянии учитель никогда на моей памяти не был, даже в то злополучное происшествие с неудачным экспериментом.
- МакЛарен, Винстон, заходите, - командным голосом велела миссис Джонс, преподаватель истории и по совместительству занимающая пост заведующей учебной частью, чопорная дама, которую все побаивались злить. Сейчас на её бледном лице ярко алели щёки, так что гадать о степени её возмущения и гнева даже не приходилось, пусть она и пыталась выглядеть безразлично. Зайдя в небольшой кабинет, мы так и стояли у порога, пока директор не велел подойти ближе. Было даже не неловко, а откровенно страшно, ноги не хотели слушаться и ощущались не то ватными, не то налитыми свинцом. Смотреть на мужчину я не решался, потому, опустив голову, надеясь хоть как-то стать меньше и незаметнее, рассматривал витые узоры на ковре в виде диковинных растений, едва шевелившихся, словно под лёгкими дуновениями озорного ветерка, и чудилось, что если прислушаться, можно услышать, как шелестят маленькие листочки.
- То, что произошло сегодня, является вопиющим нарушением и пренебрежением школьных правил, не говоря уже о технике безопасности и о том, что своей выходкой вы поставили под угрозу не только свои жизни, но и жизни всех, находящихся на территории учебного заведения. И это уже не в первый раз, МакЛарен, когда вы создаёте подобную ситуацию. Вы, Винстон, тоже хороши, раз не смогли придумать ничего лучше, чем отвечать подобными действиями на провокацию другого ученика. Однако, учитывая тот факт, что вы защищали мистера Филдинга, в качестве наказания вы будете заниматься общественно-полезной работой на благо школы в течение ближайшего месяца. Разумеется, без помощи магии. Что до вашего наказания, МакЛарен, учитывая ваши прошлые нарушения и отсутствие успехов в учёбе, вопрос о вашем продолжении обучения в нашей школе будет поставлен на рассмотрение комиссии по делам учеников. До этого момента вы отстраняетесь от занятий сроком на два месяца. Мы немедленно известим ваших родителей обо всех безобразиях, которые вы учинили, а вам надлежит сегодня же отправиться домой вплоть до окончательного решения комиссии.
Мне показалось, словно земля ушла из под ног и я упал в пустоту, где не было даже воздуха, чтоб сделать вдох. Отстранён? Комиссия по делам учеников? Меня исключат? Сообщат родителям? Как-то резко поплохело от всех этих новостей. Почему нельзя было отделаться наказанием, как Трей? И почему Нику всё сошло с рук? Это было просто несправедливо! Я так хотел выкрикнуть всё это, согласиться и сделать что угодно, лишь бы меня оставили в школе, даже отдраивать туалеты голыми руками до конца обучения! Но, сжав руки в кулаки и сжав зубы, покинул кабинет вслед за Треем.
- Не подозревал, что тебе по силам вызвать Араанорса, - произнёс Трей, когда мы вышли в холл. Не знаю, пытался ли он таким образом подбодрить или же напротив, ещё больше поиздеваться – его лицо как обычно выражало лишь бесконечное безразличие к происходившему вокруг – а мне было не до этого. Словно в трансе я дошёл до своей комнаты, достал чемодан, скидывая все попадавшие под руку вещи, не заботясь об их сохранности, и так же вышел. Волоча поклажу следом. Учеников в этот час было очень мало, особенно радовало, что никого из родственников я так и не встретил, иначе не знаю, чем бы всё могло обернуться, а те немногие, что встретились на пути к воротам… Да кого заботило, что они могли подумать? Уж точно не меня.
Лязг мощных железных ворот был подобен звуку опускающейся гильотины, знаменуя конец моего пребывания в учебном заведении. Пусть я не любил его, пусть магия казалась мне скучной, но вот так быть отчисленным, да ещё с таким позором. Наверно, больше навредить доброму имен нашей семьи я бы не смог. Всего лишь дал повод обществу лишний раз потыкать в родителей пальцем, особенно в отца, принёсшего «дурную наследственность». А о реакции дедушки даже страшно было думать. Хорошо если разрешит дома остаться… даже если уже не в качестве члена семьи, ведь после такого меньшее, что он может сделать, это выставить за дверь, официально отрёкшись от такого нерадивого внука. Такие мысли крутились в моей голове всю дорогу до станции и после, когда я уже сидел на перроне и ждал своего поезда.
- Вот ты где, Стивен.
Я вздрогнул, не сразу решившись посмотреть на мистера Бредфорда, севшего рядом, не понимая, зачем он пришёл, когда чужая рука коснулась макушки.
- Не переживай сильно, это только временное отстранение, а не отчисление. Никто не пострадал, даже стены не потрескались, так что после рождественских каникул сможешь вернуться сюда как ни в чём ни бывало.
Учитель говорил так уверенно, что хотелось ему поверить, как дети наивно верят сказкам, придуманным взрослыми. А когда он начал ласково поглаживать меня по волосам, я почувствовал, как остатки контроля стремительно рушатся, подобно карточному домику. Меня трясло от едва сдерживаемых слёз, но я всё ещё надеялся не разреветься перед этим человеком.
- Стивен?
Всхлип. А по щекам уже вовсю бежали слёзы, желая освободить переполнявшие душу эмоции, и их было уже не остановить, но я всё равно яростно начал вытирать глаза рукавами, понимая, что эти движения не останутся незамеченными.
- Ну что ты, Стивен, всё обойдётся, вот увидишь. Сам не заметишь, как вернешься в школу, - продолжал нашёптывать Найтенен, крепко обняв и поглаживая меня по спине. Так давным давно делала мама. Я же, крепко вцепившись в него, громко рыдал, совершенно забыв и о том, что заливаю слезами чужую одежду, и что странно, наверно, школьнику рыдать на груди своего учителя, и что нас случайно могут увидеть. Вскоре мистер Бредфорд перестал меня успокаивать, напротив дав возможность нареветься вдоволь. Он ещё что-то шептал – я не мог разобрать слов, да они были и не нужны, потому что в его руках было так тепло и уютно, словно надёжней их ничего нет, и захотелось вот так остаться под этой защитой навсегда, укрытым от всех тягот мира.
- Ну что, полегчало? – улыбнулся Найтенен, вытерев мне нос, отчего стало не по себе. Даже представить было страшно, как я сейчас выглядел: опухший, покрасневший, с размазанными соплями. Одно слово – красавец. Но он всё равно оставался рядом, чуму я был очень рад.
- Угу. Спасибо, - поблагодарил я, поморщившись от тянущего ощущения в горле. – Мистер Бредфорд, меня, в самом деле, не исключат?
- Не думаю, - покачал он головой. – Скорее всего директор назначил такое наказание для острастки. Сам подумай, ну кто вызывает духов в помещениях, да ещё таких маленьких? Отнесись к этому как к уроку, который надо запомнить на всю жизнь.
Я только кивнул, однако после разговора с учителем мне и впрямь стало намного легче. По крайней мере тяжёлый груз свалился с души, позволив дышать свободней. Поезд пришёл почти полчаса спустя и мистер Бредфорд помог разместить чемодан на верхней полке, после чего вышел на перрон и я смотрел на его, махающего на прощанье, до тех пор, пока станция совсем не пропала из виду. В поезде было много волшебников, с удивлением смотревших на ученика, который по идее сейчас должен находиться в школе, возможно, многие даже заподозрили, что меня отчислили, однако это ни чуть не тревожило мой ум, так что я спокойно наблюдал мелькающий за окном пейзаж.
Ехать ночью одному – то ещё удовольствие, особенно когда знаешь, что по прибытии тебя не ожидает ничего хорошего. Но всё же насыщенный негативными событиями и эмоциями день дал о себе знать и, уставший, я заснул под стук колёс и мерное покачивание. Всё равно проводница подходила к пассажирам и оповещала им о скором прибытии. Вот только из сна меня вывели похлопывания по плечу, а, разлепив глаза, я различил в темноте очертания высокого мужчины.
- Просыпайся, соня, приехали, - произнёс он, забирая с полки мой чемодан.
- Дядя Аластер? – удивился я, узнав говорившего по голосу и, привыкнув к царившей в вагоне темноте, по общим очертаниям, не ожидая, что именно он будет встречать проштрафившегося ученика.
- И тебе привет, Стив, - усмехнулся он, идя к дверям, в то время как я старался не отставать.
- Почему вы…
- Пришёл встречать тебя? – переспросил он и получив кивок в ответ усмехнулся, спрыгивая на платформу и помогая спуститься мне, так как расстояние от ступенек до земли оказалось куда выше, чем предполагалось. - Не против пожить пока у нас с Майклом? После письма из школы твои родители немного… расстроены. Особенно дедушка. Так что Мадлен предложила нам пока самим присмотреть за тобой, пока они успокаивают главу семьи МакЛарен.
Я кивнул, мгновенно сникнув. Даже представить было страшно, в какой ярости дедушка, раз из-за этого меня даже отправляют к родственникам. Хотя это и не самый плохой вариант, если честно.
Оглядевшись, я и в самом деле понял, что не в Лондоне. Это был маленький вокзал посреди поля, всего с двумя платформами, вдалеке едва были различимы очертания населённого пункта неопределённой величины. А вот Майкла нигде не было видно, отчего стало только хуже, ведь старший брат всегда поддерживал нас и первым поддержал мой интерес к алхимии. Конечно в этот раз он наверняка тоже зол, потому и не приехал. Видимо, мысли отразились на лице, потому что муж моего брата тут же произнёс:
- Майкл беспокоился и хотел сам тебя встретить, но Адама в последнее время по ночам мучают кошмары и без Майкла он отказывается засыпать. Я даже немного ревную, - рассмеялся дядя, но его смех очень быстро прервался. – Ох, сказал же ему не беспокоиться…
Прямо к нам летела маленькая, размером с воробья, золотая птичка, своим светом пронзая ночную темноту. Подлетев, вестник присел на вытянутую руку Сандервайлда и рассыпался золотой пыльцой, исчезающей прямо на глазах. Легко взмахнув рукой, дядя создал точно такого же посланца, разве что у его птицы хвост и хохолок были длиннее, с тихой трелью улетевшего вперёд. Идти пришлось дольше, чем мне казалось, с учётом, что дядя повёл нас не в деревню, отправившись напрямик через поля. К тому моменту, когда впереди мы различили поместье, уже начало светать и стал виден иней, покрывший совсем забуревшую траву, а едва вошли в ворота, как из дома выскочил Майкл, через несколько секунд крепко меня обнявший. Странно, но выглядел он до забавного обеспокоенным, однако, не став ничего расспрашивать, велел срочно идти греться. После кружки горячего шоколада стало заметно уютнее, вот только неотвратимо тянуло зевать, да начали слипаться глаза.
- А теперь все спать. Оставим разговоры на ут… день, - объявил брат, когда все вышли из-за стола. Герда – дух-помощник особняка – поплыла впереди, указывая дорогу до гостевой комнаты, ставшей моей на следующие два месяца, где, собственно, я и заснул, стоило лишь лечь в кровать, да опустить голову на подушку.
Когда проснулся, за окном было уже совсем светло и наверняка домочадцы уже давно были на ногах. Спустившись, я намеривался найти Майкла, морально подготовившись выслушать все обвинения в свой адрес, однако, ступив в холл, меня привлёк доносившийся из кухни шум. Судя по всему, кто-то спорил, а понять, кем были спорщики, не составило труда.
- … и я несу за него ни чуть не меньшую ответственность, чем ты. Никто не предполагал, что дойдёт до такого, но так случилось, и в этом нет ничьей вины. Ты сам помнишь, во сколько он смог призвать своего первого духа?
- В четыре. А в пять уже мог спокойно призывать духов первого уровня.
- Удивительно, не правда ли? Кажется, сего один волшебник за всю историю мог похвастаться столь выдающимися магическими способностями.
- К чему ты клонишь?
Голос старшего брата казался напряжённым, словно он нервничал, а я замер у стенки, прислушиваясь к разговору.
- Мне кажется, Стивену скучно. Ему слишком легко даётся магия, вот он и заинтересовался тем, чего не понимал.
- Это и так было ясно с самого начала. Нет ничего плохого в попытке изучать что-то новое, пока это не причиняет неприятности другим. Я тоже не вижу в алхимии ничего плохого, и Белла, и твой отец тому подтверждение. Но другие видят в ней угрозу и относятся к тем, кто ею занимается, соответственно.
- Так что, предлагаешь как в старые времена, запереть его и морить голодом, пока он не откажется он своего дела и не начнёт пользоваться магией?
- Разумеется, нет! Но одно дело сильный маг, по вечерам забавляющийся алхимией, и совсем другое алхимик, отринувший врождённую магию. Здесь очень большая разница. Если первый случай воспримут как причуду, то второй – как потенциальную угрозу, Майкл. Он уже достаточно взрослый, чтоб начать понимать эту разницу. В любом случае, от общества он никуда не денется, так или иначе, но ему придётся контактировать с ним и играть по его правилам. Вечно отсиживаться в лаборатории он не сможет.
Голоса затихли, а я продолжал стоять, прислонившись к стене. Не то, что бы я не был согласен с дядей Аластером… Видимо, просто не хотел замечать очевидные вещи из-за собственного эгоизма, ставшего причиной неудобств и для других людей.
- Хорошо, я поговорю с ним, - наконец согласился брат, однако ни в течении дня, ни в последующих двух он так и не подошёл. Ну, оно и понятно. Майкл вечно трясся над нами, словно родитель, поддерживая любые наши забавы, но не помню, чтоб он хоть раз нас ругал за что-то. Даже когда я призвал огненного духа в своей комнате, отчего едва не начался пожар, он лишь попросил в следующий раз думать о месте и мерах предосторожности. Но, так как признаваться в том, что я подслушал их разговор, ни за что бы не стал, оставалось терпеливо ждать обещанного разговора, заодно было время и самому подумать обо всём и принять решение. Ну и Адаму было приятно составлять компанию.
-Лишь на четвёртый день, когда я собирался ложиться спать, в дверь постучали и в комнату вошёл брат, садясь на край кровати.
- Ещё не спишь?
Я помотал головой в ответ, садясь, чтоб было удобней разговаривать. Майкл нервничал, это было видно, так что тема разговора сразу стала мне понятной.
- По идее, с тобой об этом должны были бы поговорить папа с мамой, но раз их здесь нет… Стивен, что ты думаешь по поводу своего будущего?
- Я перестану заниматься алхимией, - не став тянуть, признался я. На самом деле мне этого совсем не хотелось, но, как и говорил дядя Аластер, моё увлечение приносит всем слишком много беспокойства. Вот только похоже, старший брат совсем не ожидал такого ответа, выглядя совершенно сбитым с толку.
- Вот как… Почему вдруг? Ты же был так настроен идти этим путём до конца…
- Ну, я же не совсем отказываюсь от алхимии. Потерпеть оставшиеся полтора года до окончания школы можно, к тому же смогу продолжать опыты дома на каникулах. Но ведь вам будет лучше, если в школе я буду вести себя тихо, правда?
Улыбнувшись, Майкл взлохматил мои волосы.
- Взрослеешь, - прокомментировал он и, кажется, в его взгляде проскочило облегчение, что ему не пришлось переубеждать меня. В конце концов, полтора года совсем небольшой срок, так что ничего страшного не случится, если до того времени все мои книги по алхимической науке и приборы отправятся под замок. По крайней мере бы до летних каникул. Хотя в библиотеке Сандервайлдов осталось много непрочитанных книг на эту тему и не думаю, что дядя Аластер будет против моего самообучения, пока я остаюсь у них с Майклом в гостях.

@темы: слэш, Ориджинал, Алхимик